Новости
Евгений Королёв. Строгий и справедливый
11 сентября
Евгений Королёв. Строгий и справедливый

Текстовое интервью с главным тренером «Кузнецких Медведей» Евгением Степановичем Королёвым, которое было опубликовано в программке к матчам МХЛ.

«КУЗНЕЦКИЕ МЕДВЕДИ»

- Евгений Степанович, сезон 2022/23 станет для вас вторым в роли главного тренера в Молодёжной хоккейной лиге. Каким получился первый? Под вашим руководством «Кузнецкие Медведи» набрали в 2 раза больше очков, чем годом ранее.

- Прежде всего сезон получился интересным и познавательным. Он стал первым для меня в МХЛ и я могу сказать, что это сильная лига с хорошими командами и игроками. Много чего нового почерпнул для себя в работе. А в своей работе считаю важным делать так, чтобы ребята прогрессировали, поверили в свои силы, что нам и удалось в сезоне 2021/22.

- Из «Медведей» кто добился наибольшего прогресса под вашим руководством за этот сезон?

- В целом — вся команда. Но на персоналии не хочу переходить. И те, кто ушли, и кто остался — все сделали шаг вперёд. МХЛ создана для того, чтобы ребята росли, прогрессировали.

- Что стало самым интересным для вас в этой лиге?

- Видеть, как ребята прогрессируют, их эмоции — то, как строится команда. Что, естественно, очень важно для их возраста. То, как получается химия в коллективе. Если будет хороший микроклимат в команде, ребята будут чувствовать себя комфортно и выдавать результат.

- Вы - жёсткий тренер?

- Нет. Строгий и справедливый — да. Требую, чтобы ребята выполняли то, что обозначил тренерский штаб. Потому что это те вещи, которые приносят результат. Постоянно говорим и показываем ребятам, что есть моменты, которые необходимо выполнять, но я не убираю креативность — она должна быть, тем более на молодёжном уровне. Однако есть и законы игры, им нужно следовать.

- Когда эти законы нарушаются - можете отреагировать эмоционально в раздевалке?

- Конечно.

- Что-то крушили уже?

- Ничего такого не крушил, но пару раз бывало эмоциональное общение с командой — иногда приходится и голос повышать, и как-то взбодрить команду. После игры что уже кричать? Как говорится, после драки кулаками не машут. Разбор игры и ошибок, её анализ, видео — всё это есть в нашей работе. В перерыве где-то иногда нужно поднять настрой и эмоции — в этом плане можно и повысить голос, для мотивации.

ОТ ГИМАЕВА К ЛАВИОЛЕТТУ

- Как считаете, в определённой обстановке через крики всё доходит лучше и быстрей, чем когда объясняешь без эмоциональной окраски?

- В первый год в Канаде, в Хоккейной лиге Онтарио, я работал под руководством Дэйва Маккуина, который мог покричать и смотивировать, если команда плохо играет. Я не сторонник такого подхода, но иногда это, наверное, работает. В Северной Америке, особенно в те времена, конец 90-х, там тренеры любили и планшеты пошвырять, и мусорные бачки пинать, и громким словцом поругать, но у каждого тренера свой подход. Где-то это работает, где-то — нет. Я считаю, что всё должно быть адекватно и по делу. Но при этом Маккуина я бы отнёс к числу специалистов, которые были хорошими мотиваторами и он оказал на меня в будущем некоторое влияние в становлении как тренера.

- Если что-то тренеру в Канаде не понравилось в твоей игре, то он не церемонился и мог лично выписать не стесняясь в выражениях?

- Конечно. И мне в том числе. Особенно в первый сезон, когда надо было привыкать и к хоккею, и к культуре, языку, а не всегда всё сразу получалось. За ошибки высказывали нормально. Я поехал в Канаду уже владея каким-то базисным английским, но когда я что-то не понимал — помогали ребята, объясняя другими словами. Но вот когда тренер кричал — там и переводить ничего не надо было, и так понятно, что он не доволен.

- Как сейчас у вас с английским?

- Хорошо. Такой большой практики уже конечно нет, но когда работал в «Барысе» то общался с иностранцами — переводил и объяснял им.

- Кого из специалистов, под руководством которых работали, могли бы отметить? Кто на вас оказал влияние в плане становления как тренера в будущем?

- В профессиональной карьере — Михаил Павлович Варнаков. Многому у него научился в плане анализа и разбора игры. Он много времени уделял видеоматериалам, теории. В североамериканском этапе карьеры — Питер Лавиолетт. Это строгий системный тренер, который очень силён и в мотивации. По детям моим тренером был Сергей Наильевич Гимаев — довольно строгий и требовательный тренер, но грамотный и справедливый. Иногда Сергей Наильевич мог повести себя жёстко, но и это в том числе, как я считаю, помогло многим ребятам из той команды 1978 года рождения пробиться в НХЛ, КХЛ, играть в Высшей лиге, одним словом выйти из детско-юношеского хоккея во взрослый.

- После завершения игровой карьеры хотели быть именно тренером?

- Я ещё будучи игроком решил, что постараюсь стать тренером. Мне это нравилось, впитывал знания, полученные в работе от каждого тренера — и от Сергея Михайловича Михалёва, и от Владимира Васильевича Крикунова.

- У кого из тренеров была самая тяжёлая предсезонка в вашей карьере? У Крикунова?

- Да. Если брать период Северной Америки, то там тоже не всё так просто было. Единственное, что предсезонка длится короче. У Владимира Васильевича довольно серьёзные были нагрузки, количество тренировок, всё в целом — зал, лёд. Да, были и эти знаменитые баллоны. Ну потаскали мы эти баллоны — и ничего страшного (смеется).

«БАРЫС»

- Ваша тренерская карьера сразу началась с КХЛ, вы работали одним из ассистентов главного в «Барысе». Как так получилось?

- За это благодарен и агенту, и руководству «Барыса», Эдуарду Константиновичу Занковцу, который на тот момент был главным тренером. До этого тренером я действительно не работал и это был интересный опыт, тем более на таком уровне. Очень многое мне это дало в плане понимания, когда видишь хоккей с другой стороны, не со стороны игрока.

- За что отвечали в «Барысе»?

- Больше за работу с молодыми игроками, защитниками — это был мой первый сезон в тренерском деле и большие функции на меня не возлагались.

- Дамир Рыспаев под вашим руководством успел поработать?

- Нет, он играл до меня у Андрея Викторовича Назарова. Дамира Рыспаева тогда после известного инцидента дисквалифицировали и он играл за «Номад» в чемпионате Казахстана.

ИЗ ЦСКА — В КАНАДУ

- Вы — воспитанник ЦСКА. Почему именно эту школу выбрали в детстве?

- С 7 до 16 лет я тренировался в ЦСКА. После чего в год исполнения 17 лет уехал в Канаду. ЦСКА выбрал потому, что в тот период времени клуб гремел в СССР, на мировой арене. Плюс мы жили близко с дворцом спорта ЦСКА. Мне всегда нравился хоккей, пришли с родителями к директору школы — Владимиру Яковлевичу Лутченко, и записались. Так что любовь к хоккею, уровень самого клуба и локация изначально повлияли на то, что я оказался в ЦСКА.

- Почему решили ехать играть в Канаду?

- Мне исполнилось 16 лет, был переход из юниорского в молодёжный хоккей. Был вариант: либо играть в ЦСКА-2 или искать другой клуб — в 16 лет попасть в основную команду тогда было сложно. Сергей Наильевич Гимаев нашу команду практически каждый год вывозил в турне по Северной Америке, в Европу тоже ездили. Лично я ездил в две поездки, когда нам было по 14 и 15 лет. В одной из поездок играли с юниорской североамериканской командой и познакомились с агентом. Агент предложил летом приехать в Канаду и попробовать здесь свои силы. Следующий год после этого был драфтом в НХЛ по возрасту и я с товарищем по команде принял решение поехать в Канаду, чтобы иметь возможность встать на драфт. Так и получилось в итоге.

- Вы отыграли в Северной Америке 7 сезонов, первые три — в юниорской Хоккейной лиге Онтарио.

- В первый же сезон выступления в Канаде вместе с командой стал чемпионом Хоккейной лиги Онтарио. Команда нашего города Питерборо получила право проводить Мемориальный кубок. Клуб-хозяин автоматом получал место в «Финале четырёх», где играли победители лиг Онтарио, Квебека и Западной хоккейной лиги, но и «Питерборо» заработал свою путёвку за чемпионство в лиге. В «Финале четырёх» мы, к сожалению, уступили команде из Главной юниорской лиги Квебека. В третий сезон из «Питерборо» меня поменяли в «Лондон Найтс» - довольно серьёзная и известная в Канаде организация, много выпускников которой потом доходят до НХЛ. Тогда у нас были хорошие матчи плей-офф, но выиграть не удалось, хотя у нас была сильная команда и воспоминания оттуда у меня остались очень положительные. В «Лондоне» как раз мы играли вместе с моим другом, с которым уехали в Канаду — нападающим Максимом Спиридоновым. Это было приятное и запоминающееся событие — поиграть вместе в одной команде в Канаде.

- В Канаду вы приехали в 1995 году. Что вас больше всего удивило в бытовом и хоккейном плане?

- Как и для всех ребят молодого возраста — это культура, причём во всём — и в одежде, и в питании. К кухне надо было привыкнуть, но 2-3 месяца — и всё. Основное — знание языка, а я был единственным русскоговорящим в команде — тяжеловато было. Как и все приезжие игроки я жил в местной семье, семья очень хорошая — мне помогали и с языком, и с культурой. Освоился довольно быстро. Хоккей, скажем так, был немножко другой в Канаде: нас Сергей Наильевич учил и больше времени уделял катанию, индивидуальному мастерству, а в Канаде больше был силовой хоккей — некоторым ребятам особого мастерства не требовалось, чтобы играть в местной лиге.

- Заработная плата в Хоккейной лиге Онтарио была минимальной?

- Да. Там совсем на карманные расходы получалось, на мороженное хватало. Надо отдать должное моей канадской семье, которая взяла на себя расходы по питанию, одежде и так далее, за что я им очень благодарен!

- Наверное сейчас с этой семьёй поддерживаете общение?

- Конечно! Связь поддерживаем до сих пор. Это хорошие люди, они любят хоккей. У них был абонемент на матчи, когда я играл в юниорской команде.

- Когда кругом — одни канадцы, никто не говорит на русском, насколько было скучно временами?

- Было не скучно, а наоборот — интересно! Был азарт и желание доказать, пробиться через юниорскую лигу выше, стать полноценным хоккеистом, заиграв на хорошем уровне. Было непросто в 17 лет оказаться в другой стране, особо ещё не зная языка, но мечта играть в НХЛ сильно подстёгивала.

НХЛ

- Кто-то на драфт НХЛ ни разу не выходит в своей карьере, вы же задрафтованы в лиге оказались дважды. Как так?

- На первом драфте в 1996 году меня задрафтовали в 8 раунде. Я даже не ожидал, что меня выберет клуб НХЛ и конечно был очень рад и удивлён! «Айлендерс» выбрали меня после первого сезона в юниорской лиге. Я тогда съездил в тренировочный лагерь, что дало мне колоссальный опыт. В 1998 году после хорошего сезона в «Лондоне» мы с агентом решили, что нужно попытаться встать на драфт повыше, и меня снова выбрал «Нью-Йорк Айлендерс», но теперь в 7 раунде.

- В сезоне 1999/2000 вы дебютировали в НХЛ.

- Играли на выезде против «Флориды», это был мой второй сезон в профессиональном плане, во взрослом хоккее. Первый я полностью отыграл в АХЛ за фарм-клуб, со второго меня начали привлекать к основной команде. Первый матч в НХЛ стал очень запоминающимся моментом: скорость, габариты, известнейшие хоккеисты, атмосфера на арене — всё было интересно.

- В трёх сезонах подряд вы были задействованы в матчах НХЛ. Что больше всего запомнилось?

- Первая и единственная шайба, заброшенная в ворота Мартина Бородора, «Нью-Джерси Девилз». Подключился в атаку — наш нападающий зашёл в зону, сделал «улитку» и отдал мне — защитнику, который накатился. Бросил — получилось забить одному из лучших вратарей мира на тот момент. Ребята забрали шайбу и потом команда сделала мне приятный сюрприз: подарили в рамке эту шайбу, с фотографией и табличкой — дата, счёт, место проведения матча. Большими буквами на рамке было написано: «Первый гол в НХЛ». Эта рамка сейчас хранится дома.

- Шансы забить ещё были?

- Конечно. Но прежде всего моя задача была — оборона. Начало атаки — это с меня требовали. Так что концентрировался больше на этих вещах.

НЬЮ-ЙОРК

- Когда были в «Айлендерс», где жили?

- Клуб предоставлял гостиницу, жил там. Либо жил у товарища по команде, в доме у Олега Кваши, чтобы скучно не было. На тот момент в команду уже перешёл Алексей Яшин. Мы с Олегом - одного года рождения, он тоже воспитанник Сергея Наильевича Гимаева.

- Олег Кваша сейчас тоже тренер.

- Да, мы общаемся. Он второй сезон работает в «Атланте» из Мытищ. Мы с ним и в КХЛ играли вместе. Вот Егор Михайлов сейчас со «Звездой» приезжает в Новокузнецк на матч ВХЛ — мы одного года, знаем друг друга, воспитанники Сергея Наильевича Гимаева. Стараемся поддерживать связь.

- С Максимом Спиридоновым, с которым вместе играли в юниорской лиге Канады, тоже общаетесь?

- Да. Он сейчас проводит время с семьёй, у него несколько детей. Пока в тренерской карьере наступила пауза, до этого он работал в «Сочи», а ещё ранее был помощником у Александра Андриевского в «Сибири». Связь мы поддерживаем.

- С кем из иностранцев сложилось наиболее душевное общение в НХЛ?

- Стивен Валикетт — он потом играл в России, за «Локомотив»; Раймон Жиру, один сезон проведший и в Новокузнецке, мы потом с ним за СКА играли.

- Чем запомнился Нью-Йорк вне хоккея?

- Где базировался сам клуб — это немного подальше от центра города, самого Нью-Йорка, скажем так. В выходной день конечно ездили в центр, в русский район на Брайтон. Город интересный и симпатичный. Клуб базировался в Юниондейле, минут 40 уходило на дорогу.

- С финансовой точки зрения контракт с «Айлендерс» был хорошим?

- Был стандартный контракт новичка, по деньгам небольшой — первый профессиональный контракт. Но я был всем доволен. Когда у тебя контракт новичка — это двусторонний контракт. Играя за фарм получаешь одни деньги, а играя в НХЛ, грубо говоря, в 10 раз больше. Я не полностью сезон проводил в «Айлендерс» - какое-то время находился в команде, какое-то в фарм-клубе. Но я денежному вопросу не уделял столько внимания, прежде всего — надо было закрепиться в составе и доказать прежде всего себе, тренерам, что ты достоин места в составе клуба НХЛ.

- У вас был в «Айлендерс» ужин новичков?

- Это ежегодная традиция, я не был исключением. Всё стандартно — новички оплачивали ужин для команды. Шутки разные были по отношению к новичкам. Ну а какой будет счёт за ужин — это зависит от количества новичков, по сколько денег им придётся сбрасываться. Нас тогда человек 6-7 было. В финансовом плане было терпимо (улыбается). Кто был из известных новичков? По-моему, Рик Дипьетро, Бранислав Мезей — те, кого помню.

- Расскажите о самом смешном моменте, произошедшем в Северной Америке?

- Когда я был первый сезон в фарм-клубе и мы тоже делали ужин новичков, команда пошла на stand-up comedy — место, где выступали профессионалы и шутили со сцены. Капитан команды и его ассистенты договорились с заведением, что на сцену будут выходить новички и тоже что-то шутить. Настала моя очередь: я выхожу и рассказываю русский анекдот на английском языке. После того, как я его рассказал — отключили все микрофоны и сказали, что на этом достаточно (смеется).

ЧЕМПИОНСТВО

- В 2002 году вы вернулись в Россию. Почему?

- Первый сезон в системе «Айлендерс» я целиком провёл в АХЛ, следующие три — было вверх/вниз. Рассчитывал, что сезон 2001/02 целиком проведу в НХЛ или же дадут просто шанс играть больше, но не получалось закрепиться. Может быть влияло то, что ребята, которые подписывали контракты с клубом, имели намного больше кэпхит, чем мой. Те же Здено Хара, Роман Хамрлик — просто звёзды, были Эдриан Окойн, Кенни Йонссон — игроки серьёзного масштаба. Я принял решение уехать в Россию, мне предложили, не буду скрывать, хорошие условия в Ярославле.

- С Харой, который старше вас на 1 год, вы вместе играли в «Айлендерс» с сезона 1999/2000. Сейчас Здено 45 лет и в прошлом чемпионате он сыграл в НХЛ 75 матчей за «Нью-Йорк».

- Да, немножко с ним играли и за фарм. Я только рад за Здено, он этого добился своим отношением к делу, тем, как следит за своим здоровьем. Здорово, что он доиграл до такого возраста!

- В первый же сезон вы с «Локомотивом» стали чемпионом Суперлиги.

- Да. КХЛ сейчас конечно получше и интересней — в плане команд, расписания, уровня, но и в Суперлиге был довольно серьёзный уровень игроков и мастерства. Хоккей немного другой был — площадки тогда были больше. И вот когда я приехал, то какое-то время понадобилось на адаптацию к этому хоккею после игры на «канадских» площадках.

- Хорошая премия была в 2003 году за победу в сильнейшей хоккейной лиге России?

- Не знаю как у всех, но она зависела от прохода каждого раунда плей-офф и от оценок вклада в победу. У меня за чемпионство премия составила сумму порядка 20 тысяч долларов. Какая премия была у других ребят в команде — я не знаю. На сегодняшние деньги это порядка 1 200 000 рублей. Тогда эта премия была вполне адекватной, а вот затем в КХЛ начали платить совсем сумасшедшие деньги в плей-офф. Но и до КХЛ, когда чемпионом стала Казань, там уже совсем другие суммы были.

- Вы завершили карьеру в 36 лет.

- Силы и желание играть дальше были. Но всё-таки сказывался и возраст — некоторые клубы отказывались от возрастного игрока, и травмы. Не срослось в плане продолжения карьеры: в Европу не хотел ехать и так получилось, что закончил в ВХЛ, в тольяттинской «Ладе».

«КУЗНЯ»

- Нападающий, против которого было неудобней всего играть?

- Яромир Ягр — удалось против него поиграть за океаном, и в России. Это конечно очень мощный нападающий! Но больше всего я не любил играть против маленьких и юрких. На тот момент в России по правилам их вообще нельзя было трогать. В Северной Америке я столько лет играл в силовой хоккей и многое разрешалось на льду, здесь же нужно было перестроиться в плане игры, чтобы избегать удаления. А удаляли тогда у нас практически за любой контакт.

- Новокузнецкий «Металлург» образца 2001-2005 годов как раз отличался подбором маленьких и юрких нападающих. Был Сергей Шаламай, тройка нападения Тюрин — Лапин — Хлебников.

- Это мастеровитые ребята, хорошо игравшие в пас. Против них трудно было играть. Но тогда было достаточно таких мастеровитых хоккеистов — была известная связка Гулявцев - Бардин, тот же Симаков; братья Корешковы тоже были невысокие нападающие, но очень мастеровитые, обладали хорошим пасом и движением.

- В 2007 году вы из московского «Динамо» перешли в новокузнецкий «Металлург».

- Агент договорился с генеральным менеджером — Александром Сергеевичем Китовым. Была договорённость и с главным тренером Сергеем Алексеевичем Николаевым. Тогда в Новокузнецке собралась хорошая команда — Спиридонов, Кривокрасов, Александров, Михайлов, Галанов, Полищук. В том сезоне удалось поработать в «Металлурге» и с Борисом Петровичем Михайловым, который пришёл по ходу чемпионата. Сезон получился познавательным и важным для меня — благодарен тренерам и руководству, что дали возможность много играть — в Новокузнецк я приехал после операции в «Динамо» и долгой реабилитации.

- Что скажете по работе с Сеичем?

- Все знают его харизму, умение взбодрить игроков. Сергей Алексеевич очень много времени уделял катанию, качеству передач. Было лучше его не расстраивать своей игрой, чтобы Николаев на тебя зла не держал, иначе Сергей Алексеевич начинал про тебя при команде так говорить и шутить, что всем было смешно, кроме этого игрока (смеётся).

- В сезоне 2007/08 свой первый полноценный чемпионат на взрослом уровне в Новокузнецке играл Сергей Бобровский.

- То, что это талантливый парень, было понятно уже тогда. Сергей был молод, он вникал и смотрел на то, что делают более старшие ребята — какие у них упражнения, как самостоятельно готовятся к матчам хоккеисты, поигравшие в Северной Америке. Те, кто поиграл за океаном тогда больше внимания уделяли растяжке, балансу, работе с резинками, утяжелителями. Сергей интересовался этими вещами, узнавал что-то новое, и, конечно, очень много работал на льду.

- Виктор Александров тогда стал лучшим бомбардиром «Металлурга», получил приглашение на Матч звёзд. Сейчас Виктор Борисович стал одним из ваших ассистентов в «Кузнецких Медведях».

- В виду того, что Константин Евгеньевич Турукин перешёл на должность спортивного директора «Металлурга», нам был нужен тренер по нападающим. Это будет основная работа Виктора Борисовича. Плюс идеи по большинству, игру в котором мы определяем все вместе.

- В «Металлурге» в том сезоне сыграли первые в истории клуба легионеры из Канады. Немногие вспомнят, но был такой нападающий Джастин Тэйлор, проведший 3 матча за Новокузнецк.

- Да, это тот хоккеист, который получил серьёзную травму колена в Магнитогорске и больше не играл за команду. Хоккеист неплохой был. А вот вратарь Скотт Лэнгкоу провёл матчей побольше — хороший вратарь. Думаю для североамериканцев на тот период было необычным оказаться в Сибири и в Новокузнецке в частности. Тогда в команде играли же в основном русскоговорящие. Ребята, кто разговаривал на английском — Сергей Кривокрасов, Максим Галанов — всегда общались с легионерами. Старались сделать так, чтобы в команде всем было комфортно. Мы прекрасно понимали, что у иностранцев есть небольшой культурный шок, когда первый сезон находишься в другой стране с другим языком, культурой, пищей и так далее. Помогали им всем, чем могли.

- Получается, Лэнгкоу в Новокузнецке в основном тусовался с хоккеистами, поигравшими в Северной Америке?

- Ну не то, чтобы тусовался, но на стадионе, в поездке, на командных ужинах конечно было общение. Сергей Бобровский тоже общался со Скоттом. Лэнгкоу немного, но в НХЛ поиграл, так что Сергей интересовался какими-то вещами.

- Каким в «Металлурге» тогда было сплочение?

- Был просто командный ужин — ничего такого, не как в Северной Америке (улыбается).

ПИВО И ПИТАНИЕ

- Когда вы играли в НХЛ, выпить пиво после матча в раздевалке или чуть позже — было нормой?

- Абсолютно. У нас в команде даже в самолете пиво стояло, да и в других клубах тоже насколько я знаю. В раздевалках стояло пиво, как и в Европе. Главное — соблюдать норму.

- А что, были прецеденты?

- Ну наверное были такие ребята (смеется).

- Вы могли себе позволить выпить пивка после матча «Айлендерс»?

- Да, и в КХЛ это можно было. Повторюсь: главное знать меру. Одно-два пива никак не повредит после игры. Но в МХЛ такого точно быть не может и не должно. В Северной Америке в юниорских лигах пиво тоже не приветствовалось.

- А по сладкой газировке что скажете?

- Я не сторонник, чтобы ребята пили «Колу», шипучки. Когда человек взрослый, играет на профессиональном уровне — он знает свой организм и может себе что-то позволить, но газировка — это точно не полезно.

- Игорь Ларионов в «Торпедо», на вопрос чем кормят команду что она так быстро бегает, продемонстрировал контейнер с овощами. У вас что было по питанию в карьере?

- Всегда старался питаться правильно. Этому приучили/научился ещё в Северной Америке. На первом тренировочном сборе с «Айлендерс» были собрания с диетологом, особенно это было полезно молодым игрокам из юниорских лиг. Выдавали меню, которого нужно придерживаться в сезоне. Питанию в профессиональных командах уделялось большое значение. Для профессионального спортсмена, ты — равно тому, чем и как ты питаешься. Нужна энергия, хороший баланс — всё это потом выдаётся на тренировках и играх.

- Курица и макароны — это то, что хоккеист в России ест в основном на протяжении всего сезона?

- Да, в игровой день — однозначно. Потому что это углеводы, белок. Ну а в другие дни есть и другой рацион. Отметил бы, что в «Кузнецких Медведях» очень хорошее питание — и дома, и в поездках.

Матч-центр
ПРЕДЫДУЩИЙ МАТЧ
29/09/2022
Локо-76
3
1
Кузнецкие Медведи
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЧ
03/10/2022 в 14:00 НВКЗ
Кузнецкие Медведи
До начала матча осталось
дд
чч
мм
сс
Тюменский Легион
Турнирная таблица
Конференция «Восток»
М Команда И О
1 Чайка 8 16
2 Сибирские Снайперы 8 15
3 Омские Ястребы 9 14
4 Белые Медведи 8 14
5 Толпар 8 10
6 Мамонты Югры 7 10
7 Стальные Лисы 8 10
8 Локо-76 8 8
9 Ирбис 8 8
10 МХК Молот 7 8
11 Реактор 7 6
12 Спутник Ал 8 6
13 Авто 5 5
14 Ладья 6 4
15 Кузнецкие Медведи 7 3
16 Сарматы 6 2
17 Красноярские Рыси 9 2
18 Тюменский Легион 5 1

Партнеры OLIMPBET Чемпионата МХЛ сезона 2022/2023

ОЛИМПБЕТ
РОСТЕЛЕКОМ
HAIER