Новости
Алексей Кицын: «В хоккее не надо хотеть, в хоккее надо мочь»
2 ноября
Алексей Кицын: «В хоккее не надо хотеть, в хоккее надо мочь»

Интервью было опубликовано в «Хоккейном Новокузнецке» от 26 октября 2015 года

***

— В этом сезоне в открытом первенстве региона Сибирь-Дальний Восток, помимо нас, принимают участие еще 6 команд: барнаульский «Алтай», хабаровский «Амур», «Вымпел» из Междуреченска, северская «Смена», усть-каменогорское «Торпедо» и новосибирцы из «ЦЗВС». Мы провели 10 матчей, набрали 20 очков. Считаю, пока результат приемлемый. По итогам 4 кругов первые 4 команды разыграют звание чемпиона региона и право выступить на финале первенства России. У нас промежуточная цель — попасть в четверку. Пока все идет по плану. Хотя были матчи, которые мы могли выиграть, но в итоге уступили. Тем не менее, по сравнению с предыдущими сезонами, команда сделала шаг вперед в плане организации игры. Есть ребята, у которых неплохой потенциал и возможность вырасти в профессиональных хоккеистов. Но в этой команде можно добиваться успеха прежде всего тогда, когда вся команда будет сбалансированной и каждый человек в ней будет отвечать за общий результат. Неважно: первым он выходит на лед или пока находится в запасе. Как только понимание этого придет абсолютно к каждому игроку, тогда этой команде многое будет по плечу.

— Так получается, что вы уже не первый тренер, который работает именно с командой 2000 года рождения.

— Да, я, выходит, пятый или шестой тренер, который работает с этой группой мальчишек. И их сейчас можно понять. Каждый новый тренер приходит со своими взглядами на хоккей и требованиями. На каком-то этапе у ребят в голове от всего этого просто образовалась такая «каша», что сейчас в некоторых моментах приходится тяжело. Но мы работаем. Плюс не надо забывать, что 15 лет — это такой возраст, когда присутствует юношеский максимализм. Когда все хочется попробовать на себе. И когда не всегда мальчишки с должным вниманием относятся к словам родителей, преподавателей и тренеров. Это возраст становления. Однако, думаю, мы сможем сработать. И подвинуть команду к призовым местам.

— Вам приходится проделывать сейчас воспитательную работу не только в плане хоккея, но и в бытовых вопросах?

— Роль детского тренера в этом заключается наполовину, а может даже и больше. Хоккей не как игра, а как образ жизни, состоит из многих мелочей. И мальчишки к выполнению этих вещей должны подходить осознанно, а не просто так. Где-то надо следить за своим режимом: питания, отдыха, в чем-то отказать себе, когда нужно. А в 15 лет это сделать не так уж и легко. Я себя помню в этом возрасте и мне тогда вообще все хотелось попробовать: и на машине поездить, и на самолете полетать и с парашютом прыгнуть — это все объяснимо и понятно. Но если мы решили заниматься хоккеем, надо многим жертвовать, чтобы получилось. А если нюансы не соблюдать, то получим просто тусовку вокруг хоккея. Я, как тренер, не должен этого допускать. Естественно приходится и с мальчишками беседы вести, и с родителями. Потому что не все родители понимают саму суть. Некоторые просто довольны, что ребенок у них организован, у него есть дело, находится под присмотром и ходит в школу, не болтается где попало, развивается. Я не раз говорил, что тот человек, который с детства занимается хоккеем и даже если потом из молодежного уровня не переходит во взрослый, он все равно будет, скажем так, более организованным и собранным, чем обычные школьники, не посещающие секцию хоккея. Потому что выполнение таких установок как режим дня, режим питания, организация распорядка, тренировки — это все развивает мужика, будущих мужчин.

— В первенстве региона «Металлург-2000» сейчас занимает 2 место. Кого считаете основными конкурентами за попадание в четверку?

— «Амур», вновь созданную команду Новосибирска, усть-каменогорское «Торпедо». Да и северскую «Смену» нельзя сбрасывать со счетов. Хотя в таком возрасте любая команда может преподнести сюрприз. На этом этапе не так важны техническая и тактическая оснащенности команды, как важен именно настрой, желание сыграть конкретно этот матч. Мальчишки должны уметь выплеснуть все свои эмоции в одной игре. Не вспоминая, что у них было раньше, и что будет через неделю. Нужно играть здесь и сейчас. «В хоккее не надо хотеть, в хоккее надо мочь». А собраться на 1-2 игры может любая команда. Так что от любого соперника можно ждать сюрприза. На каждый матч нужно выходить так, как будто он последний для тебя и по этой игре о тебе будут вспоминать, какой ты был хоккеист. К сожалению, у нынешнего молодого поколения этого не просматривается. Потому что мальчишки могут сами поделить для себя соперников на сильных, на которых надо настраиваться, и на слабых, которых «мы все равно обыграем малой кровью». А ведь как такового мастерства еще нет. И потому когда нет с твоей стороны этого максимального психологического накала, тогда ничего и не получается.

— Вы сказали про соперника из Новосибирска, но это не команда «Сибирь». Почему?

— У «Сибири» по 2000 году рождения сильная команда по подбору игроков. И часть хоккеистов они отрядили в ЮХЛ, а часть перешла во вновь созданную команду. Если встать на место новосибирцев то, может, это и правильная стратегия. Мальчишки играют с более старшими ребятами. Если физические, технические и психологические данные позволяют играть со старшими соперниками, то почему нет? Это нормально и не расхолаживает, все время держит в тонусе, дает определенный плюс в развитии игроков.

— Кто на сегодня является главным бомбардиром «Металлурга-2000»?

— Это можно сказать — кто больше всех забил, кто больше всех отдал. Но моя принципиальная позиция заключается в том, что тот человек, который последним «потрогал» шайбу, прежде чем она пересекла линию ворот в створе, что называется голом — не является самым главным героем события. До того, как шайба оказалась в воротах, ее кто-то отобрал у соперника, кто-то ее на себя поймал, кто-то отдал шайбу этому нападающему, организовал ему выход на голевую позицию — да, это правильно, что бомбардиров все любят, но не надо забывать, что перед тем, как он забил гол, его партнеры тоже провели определенную работу. Так что отдельно игру хоккеистов я не рассматриваю в нашей команде. Рассматриваю игру пар защитников, троек нападения, пятерок.

— В таком случае, какую из троек можете выделить?

— На сегодня у нас есть два звена ярко выраженных лидера. Это «Белые»: Фростов, Ташкеев и Балабанов; а также «Синие»: Зенин, Шубин и Лавренов, который играет вместо получившего травму Кузьминского. Эти ребята забивают львиную долю голов. При этом все в равной степени работают и в атаке, и в обороне. Поверьте, это только кажется, что нападающие «лучше», чем защитники. Бытует мнение, что играть в нападении намного тяжелей и все лавры, как правило, достаются форвардам. Возьмем пример: выиграла команда 3:2, нападающий забил победный гол за 20 секунд до конца матча. И вот — он герой. Но ведь может быть и такое, что за полигры этот хоккеист вообще ничего не сделал. Вот если ошибся защитник — то это опасный момент у наших ворот, если ошибся вратарь — пропущенный гол. И мы на них сразу начинаем: «какие плохие». А нападающий имеет за игру 5-6 моментов, а забил 1 гол в конце — и сразу становится героем.

— Почитав комментарии в интернете обнаруживаешь, что зачастую многие «специалисты» так и рассуждают на самом деле.

— Считаю это большим заблуждением далеких людей от хоккея, которые рассуждают таким образом и так оценивают игру. Играть в обороне — не менее ответственное дело, чем забивать голы. И сколько бы нападающие не забивали голов, пусть 10, но если защитники плохо сыграют и пропустят 11, то кто будет героем? Никто. Потому что проиграла вся команда. С пониманием надо относиться к этим вопросам. Тем более в детском возрасте. Мальчишек очень сложно заставить работать в тройке. Тройка это что? Это, считай, три брата, которые должны друг другу помогать на льду. Но даже в любой семье брат с братом все равно конкурируют: кто умней, кто сильней, кто лучше, кто удачливей. И вот когда в паре защитников или тройке нападения на 1 место выходит такое соперничество, то тогда ни о какой игре друг для друга не может быть и речи. Бывает, сыграют игру и начинаются такие детские разговоры: «Я, вот, 3 забил. А ты сколько?». И тут мы возвращаемся к началу нашего разговора: а кто тебе создал эти моменты, чтобы ты 3 забил? Это ведь тебе твои же партнеры и организовали моменты. Те партнеры, заслуги которых ты принижаешь, выставляя напоказ, что «это я забил». Да не ты забил, а мы забили, вся команда забила. И даже те люди, которые сейчас находились на скамейке, они тоже принимали участие в этом голе. Потому что они своей работой до этого, как вариант, вымотали соперника, может своей игрой вселили в соперника неуверенность. Ведь какая бы команда тебе не противостояла, игра всегда начинается со счета 0:0.

— Кто является капитаном команды?

— Михаил Фростов. Ребята ему доверили. Михаил на протяжении нескольких лет является капитаном. У Фростова есть и лидерские качества, и соответствующее отношение к игре, и ее понимание. Кстати, отец Михаила в свое время тоже начинал заниматься хоккеем, а потом довольно успешно играл в регби. Попадал в сборную СССР. Со стороны капитана команды есть действенная помощь. Капитан — это не просто человек, который носит повязку или буковку ему пришили на игровой свитер. Это человек, который помогает и команде с тренером найти общий язык, и доносит сам в команду от тренера какие-то определенные мысли. У Михаила есть три помощника — Михаил Балабанов, Александр Кузьминский и Алексей Зенин. В этом плане у нас в команде все хорошо.

— Тем временем, пока ваши подопечные 2000 года рождения ведут борьбу за победу в первенстве региона, другой ваш воспитанник, который на 12 лет старше этих ребят — Сергей Бобровский, открыл для себя новый сезон в НХЛ.

— За игрой какой-то именно отдельно взятой команды в НХЛ я не слежу. Чего нельзя сказать конечно же о Сергее. Пусть это не прозвучит высокопарно, но Бобровский для меня — не посторонний человек, почти родной. Естественно расстраивает то, каким у него получился старт в чемпионате. По интервью видно, что Сергей сам очень переживает сложившуюся ситуацию. Но, думаю, это временное явление. Бобровский преодолеет этот этап. В жизни спортсменов не бывает все гладко и хорошо. Бывают как взлеты, так и спады. Тот человек, который истинный спортсмен и мастер, падения и невзгоды преодолеет. И я искренне в это верю. И желаю Сергею всяческих успехов!

— Прежний наставник «Коламбуса» Тодд Ричардс, который на прошлой неделе был отправлен в отставку из-за неудачного старта клуба в чемпионате, несмотря на поражения из матча в матч продолжал ставить Сергея в основной состав. Насколько вам кажется правильным такое решение? Каким бы мастер не был, но так недалеко и в психологической яме оказаться после стольких поражений подряд.

— Здесь очень сложно давать оценку. Тренер должен иметь очень тонкое чувство относительно того, когда поменять голкипера, когда выпустить его на матч. Как говорится в хоккее: «Вратари — это немного другая профессия». Очень важна психология самого вратаря. Много нюансов: как он себя чувствует, готов — не готов. Иногда бывает, что психологически человек готов играть, а физически нет. Бывает наоборот. Когда физическая и техническая сторона не подлежат сомнению, а вот с психологией есть вопросы. Так что тут все должно собраться воедино. Но раз Ричардс так решил, может, он пытался тем самым Сергею помочь. А может, просто лучше Бобровского никого нет? Но этого мы точно не знаем. Вариантов много. И не зная внутренней ситуации сидеть со стороны языком махать... Просто надеюсь, что у Сергея в итоге все получится.

— Летом Бобровский проводил в Новокузнецке свой традиционный мастер-класс для юных воспитанников СДЮСШОР «Металлург». Причем не один, а вместе с тренером из «Коламбуса» Ин Кларком. Как думаете, насколько полезны такие мероприятия для наших воспитанников?

— Ин Кларк, кстати, помимо того, что проводил занятия на льду вместе с Сергеем Бобровским и нашими воспитанниками, провел еще и презентацию своей системы работы для тренеров нашей СДЮСШОР. Это очень серьезная система, обобщающая в себе вопросы техники, тактики, психологических аспектов игры вратаря. Я попросил у него разрешения использовать эту методику при работе в Новокузнецке. И Кларк положительно отреагировал. Он оставил специальное видео, правда, на английском языке. Сейчас мы с Михаилом Фрунзе, пресс-атташе «Металлурга», работаем над переводом. При этом я не говорю, что в этой методике вот прям все правильно. Но это новый подход в игре вратаря по российским меркам. Я увидел много интересных вещей, которые можно использовать в нашей работе. Но опять же любой учебник должен быть рассчитан на определенный уровень способностей и знаний. Взять сейчас что-то новое и заставить ребят-вратарей, у которых уже прошло становление все переделывать заново, то может произойти следующее: голкипер перестанет делать то, что умел, но при этом еще не научится тому, что нужно. Своим желанием сделать вратаря лучше, ему можно просто-напросто навредить. Поэтому с новшествами в тренировочном процессе надо обращаться аккуратно. И если есть желание ввести что-то новое не только в игру вратаря, а в игру всей команды, надо крепко подумать: как этого добиться, чтобы не нарушить тех связей, которые были раньше; не нарушить того понимания игры, которое тебе прививалось ранее, до того, прежде чем ты взял эту новую книгу.

— С развитием технологий сейчас доступно много всеразличного видео и касательно хоккея. Как готовиться, как тренироваться. И юные игроки могут сами, насмотревшись этих роликов, начать «переделывать» себя, скажем так, в тайне от тренера.

— Сейчас действительно очень много новых направлений в игре хоккеистов каждого амплуа. Информация — это здорово и хорошо. Но иногда бывает и по-другому. Вот пример: подготовка к серьезным матчам, навстречу тренеру идет мальчишка. Хоккеиста спрашивают: «Ты куда идешь?». Он отвечает: «В тренажерный зал». На вопрос, зачем он туда пошел, игрок говорит, что будет качаться. Но при этом он так и не смог объяснить: в каком режиме станет работать, с какими весами и, самое главное, для какой цели это необходимо? А мальчишка вот этим своим желанием «стать лучше» может себе навредить. Поработает над силой, а завтра игра. И уже те тонкие чувства при работе с шайбой, которые были наработаны, у него окажутся угнетены. И в техническом плане в команде будет сбой. Если человек не знает, как ввести в свой арсенал какие-то новинки, то лучше этим и не пользоваться. Потому что можно все сломать, что было наработано раньше.

— Но, в общем, программа, предложенная тренером вратарей «Коламбуса», вам понравилась?

— Да, там все очень наглядно объяснено. Это обучающее мероприятие дало возможность нам, новокузнецким тренерам, по-новому о чем-то задуматься, посмотреть с другой стороны на какие-то проблемы игры вратаря, которые имеют место. Для развития тренеров мероприятие оказалось очень полезным. И Ин Кларку, и Сергею Бобровскому за то, что они нашли время и прилетели в Новокузнецк, за такую возможность поработать — большое спасибо!

— Вас ведь лично знакомили с Ин Кларком и, наверняка, когда представляли, говорили: «Это Алексей Кицын, первый тренер Сергея Бобровского». Какой Кларк оказался в принципе в общении?

— Нормальный, адекватный мужик. Ну и что, что американец? У нас с Кларком сложились хорошие, рабочие отношения. Никакого заискивания или пренебрежения друг к другу у нас не было. Ин — человек, который занимается своим любимым делом. Таким же человеком я могу назвать и себя. Так что — какая разница, на каких языках мы разговариваем? Друг друга мы понимали. Все те вопросы, которые задавались, на них были получены адекватные ответы. Было видно, что Кларк ко всем в Новокузнецке относится с уважением и имеет представление о тренерской этике.

— То есть, Ин Кларк в Новокузнецке был абсолютно открыт для диалога?

— Да. Понимаете, когда человек бывает закрыт как специалист? Когда он боится, что либо сам делает что-то не так или что его же инструментами потом сыграют против него самого. Но нам-то что с Кларком делить? Это первое. Второе: когда человек боится, что его обыграют? Когда он не уверен в себе. А уверенный в себе специалист всегда будет делиться своими знаниями. Конечно, он не прибежит для этого в раздевалку команды-соперника перед матчем, но в межсезонье, когда проходят семинары, люди, которые что-то знают и могут, они всегда делятся своими профессиональными мыслями и взглядами. А вот те, кто сомневаются в себе — они закрыты для общения. Но это не про Кларка. Даже если какие-то возникали нюансы, то они были на уровне языкового барьера. Впрочем, тут помогали Сергей Дружинин, администратор команды «Металлург», и Михаил Фрунзе. В общем, недопониманий не было.

— Летом с Бобровским вы, наверное, успели все-таки пообщаться не только в ходе тренировок, но и за пределами ледовой площадки. Вспоминали с Сергеем во время беседы какую-то курьезную историю с его участием из раннего этапа карьеры?

— Времени для общения, на самом деле, было не так много. Просто я прекрасно понимаю, что человек год не был дома. Прилетел после сложного, насыщенного сезона. Я посчитал правильным, скажем так, не сильно досаждать Сергею своим общением. Хотя, конечно, мы немножко пообщались. Но не было такого, что вот, давайте Сергей Андреевич, мы с вами запланируем беседу на 4 часа, вспомним всё, посидим, поговорим за жизнь... Пусть был маленький период времени, но пообщались плодотворно. Только вот какую-то смешную или курьезную историю с участием Сергея Бобровского я не буду рассказывать.

— Секрет?

— Я просто хотел бы подчеркнуть, как сам Сергей относится к таким историям. Во время разговора вспомнили один моментик, похохотали, и я говорю: «А вот ты помнишь, Сергей...». Бобровский отвечает: «Да, Алексей Иванович, я помню, но всё то плохое, что было — я от себя отодвинул. Я иду к хорошему». И эта позиция Сергея мне очень понравилась. То есть человек стремится стать еще лучше. Ежесекундно, ежечасно, каждый раз. Он анализирует то, что у него было, что есть сейчас и пытается отмести все то, что ему мешает, что когда-то не удалось. Это позиция очень сильного человека. После такого ответа, как думаете, мог ли я еще какие-то курьезные случаи вспоминать? Это говорит и об интеллекте Сергея. Не обижая, Бобровский определил, скажем так, коридор нашего общения. Может и жестковато, но в нашей работе нельзя быть мягкотелым, позволять руководить собой.

— Фамилия Бобровского сейчас известна во всем мире как первого российского вратаря, официально признанного лучшим в НХЛ. Но ведь когда он пришел тренироваться в вашу группу 1988 года рождения, Сергей не сразу занял место в воротах?

— Не сразу. Сначала он катался как полевой игрок. Потом так сложилась ситуация, что вратарь заболел и некому было его подменить. Я спросил у ребят: «Кто сыграет в воротах?». Вызвался Бобровский. Затем я посмотрел Сергея в упражнении в прыжках на батуте, как ориентируется в пространстве и Бобровский показал свою ловкость. После этого, скажем так, возникло уже обоюдное желание, чтобы Сергей продолжил играть в воротах.

— Бобровский никогда потом не хотел вернуться на позицию полевого игрока?

— Нет. Хотя если бы он решил играть в поле, то он бы и там здорово играл. Очень одаренным мальчишкой был в то время. А самое главное — трудяга.

— Как думаете, летом 2016 года Сергей Бобровский будет проводить в Новокузнецке очередной мастер-класс?

— Как все сложится — трудно загадывать, но зная Сергея и его отношение к своему родному городу, думаю, что если позволит время, то такой мастер-класс может состояться вновь. Бобровский — настоящий патриот Новокузнецка.

Матч-центр
Турнирная таблица
Конференция
М Команда И О
1 Реактор 60 123
2 Стальные Лисы 60 119
3 Ирбис 60 117
4 Кузнецкие Медведи 60 113
5 Сарматы 60 113
6 Белые Медведи 60 111
7 Сибирские Снайперы 60 107
8 Авто 60 102
9 Мамонты Югры 60 102
10 Омские Ястребы 60 102
11 Толпар 60 99
12 Ладья 60 79
13 Снежные Барсы 60 54
14 Спутник Ал 60 51
15 Тюменский Легион 60 33
16 Алтай У-К 60 15
MasterCard РТК Eriell Haier