Новости
Олег Суздаленко: «Старченко может стать хорошим тренером»
7 октября
Олег Суздаленко: «Старченко может стать хорошим тренером»

Интервью было опубликовано в «Хоккейном Новокузнецке» от 27 сентября 2016 года.

***

Если «Металлург» на этой неделе начинает домашнюю серию игр в чемпионате, то вот «Кузнецкие Медведи», наоборот, отправились на выездные матчи Молодежной хоккейной лиги. Одним из наставников этой команды является заслуженный тренер России — Олег Суздаленко. Воспитанники которого — игроки 1996 года рождения (а также два хоккеиста 1997 г.р. Иван Емец и Кирилл Зиновьев) сейчас выступают как в МХЛ, так и в КХЛ. А еще один хоккеист — Сергей Бойков, играет в Северной Америке и не исключено, что в ближайшей перспективе дебютирует в НХЛ. В свое время Олег Сергеевич в новокузнецкой хоккейной школе поработал и с таким будущим мастером как Сергей Зиновьев. Сергей Олегович является воспитанником как раз Олега Суздаленко, интервью с которым мы предлагаем вашему вниманию в сегодняшнем выпуске «Хоккейного Новокузнецка».

— Олег Сергеевич, насколько вы остались довольны стартовыми домашними матчами «Кузнецких Медведей»?

— Первые игры с тольяттинской «Ладьей» провели на определенном подъеме. Проще говоря, пацаны соскучились по официальным матчам, показали активный хоккей. Тем более, что играли дома, при своих болельщиках. Что-то получилось, что-то нет, но взяли 6 очков и этому рады. «Ирбис» — сложный соперник. У Казани молодая команда. Не ожидали с их стороны такой агрессивной игры. У нас команда, если можно так сказать, «возрастная» и, не исключено, ребята подумали, что сыграют с «Ирбисом» на мастерстве. А мастерства большого, к сожалению, пока еще нет. В итоге в первом матче ребята так и не смогли переломить себя, сделать результат. На второй настраивались, поняли, что не обыграть Казань на одном коньке, но начало не получилось — 0:2. Потом был хороший всплеск, забросили 3 шайбы, однако после в игре появился какой-то сумбур и не смогли довести матч до логического завершения, уступили, хотя в этом поединке, считаю, какие-то очки должны были набрать.

— Если сравнивать потенциал команды образца этого и прошлого сезонов, на чьей стороне будет преимущество?

— Думаю, что команда сезона 2015/16 — более мастеровитая. Те ребята были больше оснащены мастерством, чем те хоккеисты младшего возраста, которые входят в сегодняшний состав.

— И в чем это заключается на практике?

— В технике катания и передачи шайбы, игровом мышлении. В предыдущем сезоне вообще считаю, что «Медведи» должны были играть в финале Кубка Харламова. Но споткнулись на первом же сопернике в плей-офф, магнитогорских «Стальных Лисах».

— Получается, в сезоне 2016/17 добиваться положительного результата нашей команде будет сложней?

— Все дело в том, что у нас сейчас в составе не много ребят, которые могли бы выходить на то же большинство и решать численное преимущество. В прошлом же сезоне у нас были хоккеисты, которые могли забить при игре 5 на 4 и делали это.

— Кто был лидером в этом плане?

— Дмитрий Старченко очень много отдал результативных передач именно при игре в большинстве. Константин Пархоменко, который сейчас у нас в команде, но начинал сезон в «Металлурге». Защитник Никита Лямкин, прилично игравший на синей линии.

— Как думаете, Пархоменко-младший сейчас больше будет востребован именно в молодежной команде?

— Конечно хочется, чтобы он играл в «Металлурге». У Кости есть потенциал. Это нападающий по-хоккейному со «светлой головой». Немножечко физически надо подтянуться, но это со временем при желании все нарабатывается. А вот «голову» нигде не возьмешь. Мышцы нарастут — и Пархоменко может вырасти в хорошего мастера. Главное, чтобы продолжал трудиться и позволило здоровье. Потенциал у Константина очень большой. Ну а где он будет сейчас — в «Металлурге» или «Кузнецких Медведях», зависит от решения главного тренера первой команды.

— К огромному сожалению летом 2016 года по состоянию здоровья в 19-летнем возрасте был вынужден завершить профессиональную игровую карьеру капитан «Кузнецких Медведей» Дмитрий Старченко. Расскажете, что произошло?

— Димка мне — как сын родной. Этот человек, можно сказать, помогал мне в становлении коллектива «Металлурга» 1996 года рождения. Он внес большущий вклад в развитие команды, был ее капитаном. Старченко всегда проделывал серьезную работу не только на льду, но и за пределами площадки — это касалось и быта, и спортивной деятельности ребят. Дмитрий — настоящий лидер. Думаю, потом, со временем, когда возмужал бы еще больше, Старченко мог стать и капитаном главной команды нашего города. Но получилось так, что сердце подкачало у Димы. И врачи запретили ему играть.

Олег Суздаленко и Дмитрий Старченко | Сезон 16/17

— Реакция, наверное, была шоковой.

— Дима 3 дня просто не выходил из дома. Ни с кем не общался. Не отвечал на телефонные звонки. Затем я до него все-таки дозвонился. Плакал вместе с ним. Но случилось так, как случилось. Жизнь продолжается. Сейчас Старченко уже отошел от этого. Осознал, что в большой хоккей ему не играть. Мы привлекаем Дмитрия на тренерскую деятельность. И работать в новом направлении у Старченко есть желание. На данный момент Дима участвует в проведении тренировочного процесса в «Кузнецких Медведях» — как и я помогает главному тренеру команды Александру Сергеевичу Китову. Раз уж не получилось вырастить из Дмитрия Старченко хоккеиста, играющего на серьезном взрослом уровне, то приложу все усилия и сделаю все, что могу, чтобы из него получился хороший тренер. А для этого у Димы все есть, включая необходимое мышление. Очень бы хотелось, чтобы те мечты, которые он сам не воплотил в хоккее, теперь бы помог реализовать тем ребятам, с которыми будет заниматься.

— В жизни ведь всегда есть место для чуда. Может мы еще увидим Дмитрия в форме «Металлурга», за который он дебютировал в КХЛ в прошлом сезоне?

— Данные проведенного медицинского обследования отправляли в Германию. Генеральный директор «Металлурга» Сергей Олегович Зиновьев договаривался в Москве, собирали консилиум врачей, Диму в столице еще раз обследовали, но, к сожалению, подтвердился тот диагноз, который ему изначально поставили в Кемерово.

— Получается, Старченко, как и вы — его наставник, завершил игровую карьеру в самом ее начале.

— Да, Дима даже закончил раньше меня. Я же, после призыва в армию, еще немножко поиграл в хоккей. Призывался в новосибирский СКА, приехал на сбор. Увы, в команду не попал. После этого доигрывал на первенство города в армейском клубе Новосибирска. По возвращению с армии пригласили в «Металлург», съездил на сборы. Но потом в первую команду Новокузнецка пришла плеяда хоккеистов из прокопьевского «Шахтера» во главе с тренером Виктором Лаухиным. После этого мне и еще некоторым новокузнецким ребятам в составе «Металлурга» места не нашлось. Предложили перейти в «Шахтер» из Прокопьевска, но решил на этом завершить карьеру.

— Почему вы были так категоричны в этом решении?

— Хотелось играть в родной команде. «Металлург» выступал тогда в 1 лиге, а «Шахтер» в лиге пониже. Видимо почувствовал тогда, что лучше надо заканчивать. Да, по большому счету не поиграл, а очень хотелось. Но, к сожалению, видимо сказались те 2 года, что провел в армии — подотстал где-то физически. И сам себе сказал, что тяжело будет догнать тот уровень, который растерял. В итоге завершил карьеру в возрасте 21 года.

— В те советские годы перестройки, что собой представляло первенство Новосибирска по хоккею?

— Матчи проходили на открытых площадках, было очень холодно. Бывало играли по 5 периодов, сами заливали коробку и готовили лед. Кстати, ребят с Новокузнецка, в том числе тех, с кем мы занимались в школе «Металлурга», в этом турнире было немало. Но в плане хоккея первенство города, конечно, оказалось не очень высоким по своему уровню в целом.

— Но там ведь играли далеко не одни любители?

— Были и хоккеисты, закончившие школу «Сибири». Были и ветераны, на игру которых было интересно посмотреть. А так в большинстве своем люди просто выходили и играли в свое удовольствие. Мы, со своей стороны, в отличие от соперника, иногда действовали и пожестче, могли потолкаться. Просто, наверное, еще раз хотелось доказать тренеру новосибирского СКА, который посещал наши матчи, что мы достойны попасть в состав этой команды.

Олег Суздаленко в Омске на первенстве России в составе молодежного «Металлурга» | Сезон 86/87

— Кто еще из новокузнечан поиграл с вами в том турнире?

— Из наших воспитанников — это Александр Жданов, Александр Малахов, Олег Чураков, Роман Романов. Вместе мы занимались в школе «Металлурга» и затем полтора года поиграли в Новосибирске. Из числа этих ребят в дальнейшем лучше, чем у остальных, сложилась карьера у Малахова. Сашу взяли в новосибирский СКА. А потом он даже уезжал на просмотр к самому Виктору Васильевичу Тихонову. Тогда собирали 30 хоккеистов на месяц и из них хотели отобрать на будущее 3 игроков. Но, к сожалению, Малахову там закрепиться не удалось. Здоровья он на этих сборах оставил конечно много. Потом поиграл в хоккей в Тюмени, в «Металлурге», а затем перешел на тренерскую работу.

— Увы, Александра Анатольевича вот год как уже нет...

— Абсолютно внезапно ушел из жизни. Все были в шоке. Особенно наше поколение, ребята 1968-70 годов рождения, которые друг друга знают уже давно.

— Будучи профессиональным хоккеистом вы ведь играли на позиции центрального нападающего?

— Да. У меня был очень хороший тренер — Валерий Владимирович Чернов. Как я припоминаю, с первых занятий он поставил меня в центр. Где весь юношеский хоккей и отыграл. В центр обычно ставили тех ребят, кто передачу может отдать. Как играет центральный — так и пятерка будет играть. У нас было отличное звено. В него входили Евгений Хлебалин, который мог заиграть на серьезном уровне, но, к сожалению, ушел из жизни в раннем возрасте, и Андрей Бондарев. У него тоже не сложилась карьера хоккеиста. А так мы своей тройкой очень много голов забивали с детства. Спасибо Валерию Владимировичу, что соединил нас в одном звене. Я тогда только удовольствие получал от игры с такими партнерами.

— В современном хоккее некоторые юные игроки начинают менять команды уже на детском уровне и это стало обычным явлением, таким же как во взрослом спорте. Вашу тройку в свое время не пытался переманить какой-то другой клуб?

— Нет, раньше такого вообще не было. Если только единичные случаи, да и то в команде мастеров. А в детском хоккее я даже не припомню, чтобы кого-то куда-то звали. В финал мы не часто попадали, потому что на голову выше всех был Усть-Каменогорск. Так что Новокузнецк в центральных регионах страны никто не видел.

— Зато вся Россия потом увидела на что был способен «Металлург» 1996 года рождения под вашим руководством.

— Был даже такой случай. Когда в «Металлурге» генеральным менеджером работал Леонид Вайсфельд, представители питерского СКА, как говорят, предлагали очень приличную по тем временам сумму за наших пятерых хоккеистов 1996 года рождения. Но решение клуба было не продавать ребят, сохранить их здесь. И это стал правильный шаг. У нас была настоящая команда и все ребята были едины. И если бы она разбилась, если бы кто-то начал уходить, то другие хоккеисты, которые остались в «Металлурге-96», они не смогли бы подтянуться к определенному уровню. А игроки, кто являлся лидерами в коллективе, они тянули за собой команду.

— И много в команде 1996 г.р. было таких лидеров?

— Считаю, что у нас было три отличных пятерки, каждая из которых выполняла роль лидера. И делала результат. Из этих 15 человек любой мог выстрелить. 9 игроков привлекались в сборную России по своему возрасту.

— Как вам удалось сохранить всех своих основных воспитанников в «Металлурге-96»? Чем мотивировали продолжать юных хоккеистов играть именно в Новокузнецке, а не в том же Санкт-Петербурге?

— Очень много разговаривал с ребятами. Мы постоянно общались. Был для них не только тренером, но в некоторых моментах и отцом. У нас была одна большая семья, которая состояла из ребят, родителей и все друг друга прекрасно понимали. В конце каждого сезона мы подводили его итоги, собирались все вместе, иногда выезжали на природу, подготавливались какие-то подарки, проводили хоккейные матчи, где родители играли против своих детей — одним словом получался незабываемый праздник.

— Но, как правило, кто-то все равно ведь чем-то остается недоволен?

— Были конечно какие-то моменты, но я хочу сказать большое спасибо родителям ребят 1996 года рождения, которые меня услышали и не поддались на те приглашения, которые исходили от разных клубов. Спасибо и самим ребятам, что все остались в «Металлурге». А приглашений, поверьте, у них имелось достаточно. Любого из 15 полевых игроков могли пригласить, плюс вратаря. Но все ребята хотели играть именно друг с другом, хотели сохранить импульс своей команды, которая стала уже настоящей семьей. В итоге все те хоккеисты, которых мы хотели и дальше видеть в Новокузнецке, остались в системе «Металлурга».

— Получается, не сказать, что вы — жесткий тренер? Раз создали такую «семейную», а не «армейскую» атмосферу в команде.

— Не могу сказать, что я — «добрый тренер». Всегда был и остаюсь за справедливость. Когда у ребят подошло время выпуска из СДЮСШОР и команда «Металлург-96» прекращала свое существование, то они сами сказали, что все и всегда было по справедливости. Конечно, порой ребятам доставалось. В частности, сильно ругал их за двойки в школе, за поведение. Или когда в быту что-то происходило не так. За дело получали все. Но не за просто так. Если парень провинился, то он должен нести какое-то наказание. Так что в тренировочном процессе был и кнут, и пряник. Всех ребят я всегда уважал и до сих пор уважаю. Со всеми — отличные отношения. Мы продолжаем общаться будь они в первой команде «Металлург» или в Северной Америке, как Сергей Бойков. И даже те ребята, которые уже закончили с хоккеем, находят возможность позвонить будучи призванными в армию, спрашивают совет. Стараюсь всем ребятам помочь и никого не забываю. Тем, кто не заиграл в Новокузнецке, пытаюсь способствовать с продолжением карьеры в других городах. Так что прекрасные отношения остаются и сейчас — как с родителями, так и с ребятами команды «Металлург-96».

— У кого из ваших воспитанников 1996 года был наиболее сложный характер?

— У Димки Старченко. В районе он вырос в серьезном, в Абашево. Сами знаете, какой это район. Лет в 13 у него уже был характер настоящего мужика. Парень много времени проводил на улице, видел жизнь, так что уже в 13 лет он мыслил намного взрослей, чем его сверстники. А так, характер у всех был непростой. Но чем сложней, тем интересней работать. Просто нужно находить подход. Не скажу, что такой уж и легкий характер у того же Кости Пархоменко, Никиты Лямкина, Никиты Язькова. Могу назвать любого хоккеиста — и у каждого свой характер. Иначе бы у нас не было такой разносторонней команды по 1996 г.р. Этот характер помогал ребятам сплачиваться. Я благодарен судьбе, что в таком возрасте мы собрали этих парней, которые шли к цели, отдавая много сил. Мы ведь дополнительные тренировки делали в 6 утра. И таких занятий было 2-3 в неделю. Ребята недосыпали, но приходили все с удовольствием. Потому что хотели работать. В итоге большое количество игроков сейчас претендует на серьезные роли в хоккее. У кого как получится — я им с детства еще говорил, что у каждого своя дорога и каждый по ней пойдет один. И куда ваша дорожка выведет — туда вы и придете.

— А вы сами в каком районе Новокузнецка выросли?

— В Заводском. Который тоже не назовешь спокойным. Да и какое вообще спокойствие было в 90-ые годы? Это касается не только Новокузнецка, а всей страны. Но прожили это все, выдержали, а значит только окрепли.

— Вам в юношеские годы приходилось отстаивать правоту с помощью кулаков?

— Пацаны есть пацаны и я не исключение. В 90-ые годы было много случаев. С моего двора многих ребят уже нет. Но у меня был тренировочный процесс, на котором постоянно присутствовал. Так что во двор просто так я выходил редко. Хоккей уберег меня от чего-то худшего. В больших «дворовых делах» я не участвовал. День и ночь, можно сказать, находился во Дворце спорта.

— В каком возрасте вы начали заниматься хоккеем и кто стал инициатором выбора именно этого вида спорта?

— Мне было лет 6, а инициатором был такой человек как Евгений Сладков. Это имя вряд ли кому-то что-то скажет в хоккейном мире. Это парень 1966 года рождения, он занимался у Анатолия Булатовича Чурабаева. И вот Женя нас, кто рос в одном дворе, подтянул к хоккею. У нас во дворе рос и Олег Гордов — отличнейший вратарь 1970 г.р., играл в сборной России по своему году, сейчас работает тренером в Новоильинском районе. Мы были с одного дома и все детство проводили за игрой в хоккей. Евгений никогда не давал нам покоя и постоянно организовывал турниры, покупал какие-то наградные вазы. В нашей компании было человек 8-10 и мы всю субботу и воскресенье выявляли лучших в ходе этих турниров. И вот, однажды, Евгений Сладков позвал нас с собой во Дворец спорта. Родители не знали, а мы с ним поехали к тренеру Чурабаеву. Анатолий Булатович нас записал, и даже выдал какую-то форму — это был тогда настолько радостный миг в жизни! И после этого мы — 5 человек с одного двора, начали заниматься хоккеем. Втянулись. И потом без него я уже жить не мог.

— Какой была реакция родителей, что вы — вот так, никому ничего не сказав, записались в секцию хоккея?

— Первые полгода у меня мама вообще не знала, что я занимаюсь хоккеем. Родители ведь раньше постоянно на работе были и домой приходили, по большому счету, ночевать. Бабушка догадывалась, но она думала, что я на Запсибе на коробке в хоккей играть хожу. Она и не знала, что мы ездим в город, на «Металлург». Ну а потом так получилось, что родители узнали и мое решение одобрили.

— Как затем получилось, что вы стали тренером?

— Своя карьера не сложилась, но хоккей — это моя жизнь. Я уже не мог без него. Когда закончил играть — очень сильно переживал. Не мог найти себе места, куда пойти? И вот тут Вячеслав Михайлович Якубенко, директор хоккейной школы, предложил мне попробовать себя в качестве тренера. Пригласил работать в школу «Металлург». В то время как раз Сергей Григорьевич Перфильев, который вел группу 1979 г.р., переходил в первую команду. Ну и так как я только что пришел, был самый молодой, мне и доверили ребят этого возраста. Это была отличнейшая команда. Принял я ее когда хоккеистам было 11-12 лет. Коллектив был хороший. Потом приехали прокопьевские ребята — Сергей Зиновьев, Михаил Чернов, они усилили команду. Из тех воспитанников, кто потом заиграл на высоком уровне, был еще вратарь Максим Батков, в середине 2000-ых перешедший из «Металлурга» в московское «Динамо». Был и еще один перспективный вратарь — Андрей Ащеулов, всегда входил в состав сборной России своего года рождения, выигрывал, но в 90-ые годы не уберег он себя от пагубной привычки.

— Максим Батков, говорят, сейчас работает тренером. Где-то далеко.

— Да, работает хоккейным тренером на Севере. Недавно виделись с ним, общались. Рад, что он тоже решил пойти в такую нелегкую профессию. Но, думаю, человек любит хоккей, раз на край земли уехал работать тренером.

— Первое знакомство с юным Сергеем Олеговичем Зиновьевым помните?

— Отложилось в памяти вот что: в первой же тренировке он проявил неуступчивый характер. У меня была команда 1979 года рождения, а Сергей Олегович — 80-ого. А ведь в группе было еще и несколько хоккеистов 1978 г.р. Уже тогда увидел у юного Сергея Зиновьева стремление, спортивную злость. На льду он бился как зверь, а когда мы уже общались после тренировки — то был простой обычный мальчишка. Сергея Олеговича сразу отличало трудолюбие, приходил раньше всех на тренировку, уходил позже остальных. Он жил тогда в общежитии, где и сейчас у нас ребята живут, и его ничего не интересовало кроме хоккея. В этом общежитии Сергей Зиновьев жил с другим нашим в будущем известным хоккеистом — Михаилом Черновым, поигравшим в «Металлурге», СКА, «Салавате Юлаеве» и других клубах. Бывает, что когда ребята приезжают жить в другой город, у них могут появиться и какие-то другие интересы, не связанные со спортом, но и Сергей, и Михаил всегда соблюдали режим, соответствуя ему. В свободное время оба много читали, предпочитая книги улице.

Олег Суздаленко и Сергей Зиновьев. Россия — чемпион мира | Сезон 07/08

— Сергей Зиновьев уже в детские годы выделялся своим высоким потенциалом?

— Помню приехали с командой на финал России в Санкт-Петербург. Наша команда — 1979 г.р. и по регламенту можно было усиливаться 5 игроками 1978 г.р. Сергей Олегович — 1980 г.р. Но Зиновьев тогда в первом же матче показал такой хоккей, что именно у него сразу взяли интервью. Он всем сильно запомнился. Известнейший арбитр Михаил Галиновский, судивший наш матч, зашел после игры и спросил: «С какого года рождения у вас вот этот парень играет?». Своим отношением к делу, рвением, старанием, а главное тем, что все получалось, тогда как некоторые соперники старше на 2 года, Сергей Зиновьев многим запомнился еще тогда. Хотя ему было тяжелей всех.

— В «Металлурге» Сергей Зиновьев дебютировал в переходном турнире в 1998 году. Когда команду тренировал Сергей Николаев.

— Да. У меня еще был такой хоккеист как Евгений Афонин, 1979 г.р. Этого нападающего первым подключили к основе «Металлурга». Поиграл он за команду, даже гол забил, но что-то у него не сложилось. Сеич увидел в нем, что не горит хоккеем. Хотя Афонин тоже любил хоккей до фанатизма. Но, может, расслабило Евгения то, что он попал в первую команду — и все. И вот Сергей Алексеевич Николаев приходит на мою тренировку. Занятие было в 7 утра. Он меня, кстати, после таких занятий бывало вызывал к себе для беседы, обсуждали тренировочный процесс, упражнения. Что самое интересное, лично я никогда Сеича на трибуне Дворца спорта, когда проводил занятие, не видел. Но как он сам потом признался, за тренировками смотрел находясь на самом верхнем ряду трибуны. И это говорит о многом как о специалисте, когда человек в 7 часов утра приходит посмотреть тренировку молодых ребят, резерв первой команды. Вот на одной из таких тренировок Сергей Алексеевич Николаев и отметил Сергея Зиновьева. Спросил мое мнение о нем, на что я сказал только положительные слова. И уже на следующий день Сергей Олегович тренировался с основой «Металлурга».

— Сейчас, в том числе и под вашим руководством, играет еще один хоккеист по фамилии Зиновьев.

— Да, это Кирилл Зиновьев, нападающий 1997 г.р. У него на данном этапе в карьере была такая же ситуация, как и у его дяди — Сергея Олеговича Зиновьева. Кирилл играл в команде, где большинство ребят старше. Причем Зиновьев-младший даже почти 1998 года рождения. У Кирилла день рождения в ноябре. С самого начала, когда я возглавил «Металлург-96», его дедушка, отец Сергея Олеговича, позвонил и сказал, что хочет привести внука заниматься хоккеем. На что я ответил, чтобы конечно его приводили. Будем продолжать эту хоккейную династию воспитания. Сейчас Кирилл выступает за «Кузнецких Медведей».

— По своему стилю игры Кирилл Зиновьев в чем-то похож на Сергея Зиновьева?

— Это хоккеисты разного плана. Да и сейчас вообще все ребята становятся несколько другими, чем, например, игроки более старшего поколения. Все дело в том, что сильно поменялся быт. Он стал совсем иной. Мне кажется, и отношение к хоккею поменялось у пацанов. Хотя есть единицы, которые, в хорошем смысле этого слова, продолжают быть фанатиками игры. Но компьютеры и гаджеты в жизни молодежи стали занимать настолько большое место, что ребята совсем становятся «тепличными». Вот Сергея Олеговича, какие бы не были соблазны на улице, его не интересовало ничего кроме хоккея. У него был один хоккей и была цель, к которой шел. Сейчас ребятам стало доступно еще куда больше разных развлечений. И Кирилл, как и многие юные игроки, из-за этого отвлекается от хоккея. Но он еще молодой. Хотя все понимает. Тем более для него появился дополнительный стимул. Как только Сергей Олегович Зиновьев возглавил новокузнецкий хоккейный клуб, мы сразу поговорили с Кириллом, и я его предупредил, что сейчас тебе не будет вообще никаких поблажек. Кириллу есть к чему стремиться и он не должен подвести своего дядю, деда, который возил его на тренировки и матчи хоть днем, хоть ночью. Нужно стремиться к хоккею. И видно, что Кирилл Зиновьев в этом сезоне свое отношение к хоккею усилил, повысил в первую очередь требовательность к себе. Время покажет, в какого мастера он вырастет.

Матч-центр
ПРЕДЫДУЩИЙ МАТЧ
23/01/2017
Кузнецкие Медведи
4
2
Стальные Лисы
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЧ
24/01/2017
Турнирная таблица
Конференция
М Команда И О
1 Реактор 49 103
2 Белые Медведи 47 93
3 Ирбис 45 89
4 Омские Ястребы 48 87
5 Стальные Лисы 47 84
6 Авто 48 84
7 Сарматы 47 83
8 Толпар 46 75
9 Кузнецкие Медведи 41 72
10 Мамонты Югры 44 71
11 Сибирские Снайперы 43 65
12 Ладья 45 57
13 Спутник Ал 50 44
14 Снежные Барсы 39 38
15 Тюменский Легион 44 26
16 Алтай У-К 39 12
Согаз MasterCard РТК Eriell МегаФон Coca-Cola Haier
MasterCard РТК Eriell Haier