Новости
Туукка Мянтюля: «Каждый хоккеист играет ради одной цели — выигрывать»
11 марта
Туукка Мянтюля: «Каждый хоккеист играет ради одной цели — выигрывать»

— В составе «Нефтехимика», с которым мы играем в первом раунде Кубка Надежды, ты провел свой дебютный сезон в КХЛ. Расскажи, как случился твой первый приезд в Россию в сезоне 2011/2012?

— Эта была практически середина сезона, когда я подписал контракт с Нижнекамском. Я просто получил от этой команды хорошее предложение, они были заинтересованы во мне, и я подумал тогда: «А почему бы и нет?». У меня не было никаких сомнений о переезде в Россию. Да, жизнь здесь несколько отличается от жизни в Европе, но в бытовом плане меня устраивает абсолютно все. Единственное, к чему поначалу было сложно привыкнуть — это долгие выездные серии, когда ты практически неделю не бываешь дома. В СМ-Лиге мы после каждой выездной игры сразу возвращаемся домой, потому что дорога занимает в среднем пару часов на автобусе.

— Твоя карьера во взрослом хоккее началась в сезоне 1999-2000, который ты впервые провел в основном составе «Таппары». А незадолго до этого ты завоевал золото юниорского чемпионата мира в составе сборной...

— Если честно, я тогда еще не так серьезно воспринимал хоккей. Мне было 18 лет, я одновременно учился и еще не думал, что хоккей станет моей работой на всю жизнь. В том сезоне я попал в состав «Таппары» на летних сборах, провел первый матч за взрослую команду и... это был ужасный матч (смеется). Я сказал, что мне еще нужно поиграть на молодежном уровне, но получилось так, что меня вновь подняли в первую команду, и так началась моя карьера в СМ-лиге. И первые два сезона я продолжал одновременно и играть в хоккей, и учиться.

— Звучит немного странно, что после золота чемпионата мира и попадания в состав основной команды ты все еще не так серьезно относился к хоккею как именно к работе. У тебя был выбор в тот момент?

— Как такового выбора не было, но я довольно хорошо учился, у меня были неплохие оценки, так что, если бы у меня в дальнейшем не сложилась хоккейная судьба, я бы что-нибудь придумал. У меня были хорошие учителя, которые с пониманием относились к тому, что мне иногда из-за тренировок приходилось пропускать занятия. Хотя выпускной год был довольно непростым — в восемь утра я был на занятиях, потом шел на тренировку, потом снова возвращался на уроки.

— После первых двух довольно неплохих для тебя сезонов в СМ-лиге и получения высшего образования, ты, наконец, понял, что хоккей — это твоя профессия?

— Я продолжал об этом не задумываться. Я провел первые два года, совмещая хоккей и учебу, а затем еще один год я служил в армии. Так что три первых сезона в большом хоккее я занимался чем-то еще помимо него.

— Как долго ты служил в армии?

— Один год.

— Ты одновременно служил в армии и играл в «Таппаре»?

— Да. Летние месяцы мы проводили полностью в расположении, но когда начался сезон, правила были немного другие. Если, к примеру, «Таппара» играла во вторник, то мы приезжали домой в понедельник вечером, и после матча остаток недели до выходных проводили уже с командой, а потом снова возвращались в армию. И так на протяжении всего сезона. В перерывах чемпионата и после его окончания вновь все свое время пришлось посвятить военной подготовке. Ну и по окончании года мне «накинули» еще три дня, которые я пропустил (смеется).

— Получается, что ты учился, потом служил в армии, и одновременно с этим дважды подряд стал серебряным призером СМ-Лиги в составе «Таппары». А на следующий год твоя команда стала чемпионом. Довольно стремительное продолжение карьеры, не так ли?

— Я не держал в голове слово «карьера». Это было здорово, играть в хоккей в родном городе, я был счастлив выступать и за национальную команду. Я еще долго не называл хоккей своей работой, а просто занимался любимым делом и получал от этого удовольствие.

— После чемпионства в Финляндии ты на два года уехал в Швецию. Что побудило тебя принять такое решение?

— «Лулео» сделала мне хорошее предложение, и я согласился. В составе той команды было несколько бывших игроков «Таппары», они меня, можно сказать, порекомендовали. Я провел два хороших сезона в составе «Лулео». И еще то время запомнилось мне моим первым чемпионатом мира в составе национальной сборной.

— Затем ты вновь вернулся домой...

— Да, потому что у меня по-прежнему были хорошие отношения с руководством и тренерами «Таппары», так что не было никаких проблем с тем, чтобы туда вернуться. Родной дом всегда будет родным домом. Кстати, мой контракт с «Таппарой» действует до сих пор и продлится еще пять лет, и согласно контракту я могу уезжать играть в другие лиги.

— Это самый долгий контракт в истории «Таппары»?

— Я думаю, это самый долгий контракт в СМ-Лиге (смеется).

— В общем, ты вернулся домой на два сезона, и в эти же два сезона выиграл бронзу, а затем стал и серебряным призером чемпионата мира. И вновь принял решение поехать в Швецию. Скажи, новые достижения как-то влияли на то, что у тебя возникало желание сменить обстановку?

— Нет, это никак не связано, просто так получалось. Я во второй раз поехал в Швецию в команду «Фрелунда», и в то время это было одно из лучших мест в Европе, где можно было играть в хоккей. У клуба был большой бюджет, на домашних матчах всегда полные трибуны, на все выездные игры мы летали на самолете, и редко когда путь занимал дольше двух часов. Но первый сезон в Швеции дался мне сложнее, потому что на чемпионате мира я получил серьезное повреждение и выбыл на шесть месяцев. Восстановиться после полугодичного перерыва было непросто. После второго сезона во «Фрелунде» со мной связались из «Таппары» и предложили вновь вернуться домой. Я сказал, что готов вернуться, если мне предложат долгосрочный контракт. Так все и получилось.

— «Металлург» в минувшее межсезонье был очень серьезно заинтересован твоей кандидатурой. А у тебя были сомнения в том, стоит ли вновь ехать в КХЛ, да еще в столь далекую для тебя часть России — в Сибирь?

— Нет, у меня не было никаких сомнений. Я знал, что «Металлург» — далеко не самая сильная команда в КХЛ, но я хотел еще раз попробовать себя в этой лиге. И я об этом не пожалел. Да, в этом сезоне нам не так часто удается одерживать победы, а ведь каждый из нас играет в хоккей ради одной только цели — чтобы выигрывать. Может быть, в следующем году все получится намного лучше.

— Нижнекамск и Новокузнецк похожие для тебя города?

— Нижнекамск несколько поменьше, но вообще... мне сложно сравнивать, потому что я не требовательный человек в бытовом плане. У меня хорошая съемная квартира, Дворец спорта близко, питаюсь я в основном в клубном ресторане, вот в принципе и все, что мне нужно здесь.

— Ты — один из опытнейших защитников в составе «Металлурга», и одно из качеств, которое тебя выделяет, это хорошее катание. Другой факт, бросающийся в глаза — твои небольшие габариты, по крайней мере, невысокий рост. Получается, что первым тебе удается компенсировать второе, так?

— Да, в каждой команде, где я играл, я был самым низким игроком. Но это вообще никогда не было для меня проблемой. У меня есть и другие качества, которые это компенсируют — я хорошо читаю игру, и неплохо умею применять силовые приемы. А вот чтобы тебя не «хитовали» — тут-то как раз и нужно хорошее катание (смеется). И, признаюсь, в этом сезоне я играл еще не так жестко, как я делал это в СМ-лиге.

— Из сезона в сезон ты набираешь приличное количество очков для защитника по системе «гол+пас», а это признак умения играть и в атаке. Новая тактика, которую исповедует Герман Титов — атакующий, агрессивный хоккей, тебе ближе по стилю?

— Я не могу сказать, что какая-то тактика мне нравится больше чем другая. Я играю так, как требует тренер, в этом, наверное, и заключается мой стиль. И я не задумываюсь о личной статистике. Если ты играешь хорошо — будут и голы, и передачи.

— Но не было ни одного сезона, когда ты забивал больше, чем отдавал. Бросок от синей линии — не самое сильно твое качество?

— Да, это так. Мне больше удаются броски сходу. Иногда получается забивать больше, иногда меньше, но я действительно никогда не забрасывал много шайб за сезон. Может, стоит попробовать (улыбается).

— Вместе с тобой сезон в «Металлурге» начинали еще два финна — голкипер Нико Ховинен и нападающий Марко Анттила. Ховинена обменяли в «Адмирал», где он практически не играет, у Анттила карьера в КХЛ не получилась вовсе...

— Я не знаю, в чем причины, просто так складывается жизнь. Они оба — отличные ребята, я надеюсь, в дальнейшем у них все получится.

— Было несколько забавно наблюдать тебя и Марко добирающимися до Дворца спорта и в другие места на велосипедах, ведь практически никто здесь не использует велосипед именно как вид транспорта. В команде не подшучивали над вами по этому поводу?

— Вроде нет. Так, посмеивались немного поначалу, но никто ничего не говорил (улыбается). Марко жил по соседству со мной, и нам было довольно удобно добираться до арены — да и не только до нее — именно таким образом. Дома в Финляндии я очень часто езжу именно на велосипеде, а не на машине, особенно летом, это и удобно, и полезно для здоровья.

— Какие у тебя мысли по поводу следующего сезона?

— Я хочу остаться в КХЛ. Мы еще не обсуждали новый контракт с «Металлургом», но если мне его предложат — то я готов остаться в Новокузнецке еще на один сезон.

— А ты думал о том, как долго собираешься играть? Сейчас тебе 32 года, и если сравнивать, к примеру, с Теему Селянне, то у тебя еще как минимум лет десять впереди.

— Да, и я надеюсь, что в 43 мне как раз не захочется больше играть (смеется). Если серьезно, то сейчас я доволен тем, как складывается моя карьера. Я люблю эту игру. Мне повезло в том плане, что серьезную травму я получал лишь однажды, а так раза три ломал нос, ну и здесь остался без зуба. Мелочи (улыбается). Сейчас я в хорошей форме, я слежу за собой и надеюсь, что у меня впереди еще много игр. Если я буду недостаточно хорош для КХЛ или СМ-лиги, может быть, я поеду играть в Италию (смеется).

— Чем ты планируешь заниматься, когда завершишь карьеру?

— Я думал об этом. Наверно, я буду хорошим тренером (улыбается). Но есть один момент, насчет которого я не уверен — буду ли я готов после завершения карьеры игрока продолжать жить в ритме постоянных выездов, переездов и так далее. Пока я этого не знаю. Сейчас я продолжаю просто получать удовольствие от хоккея, посмотрим, изменится ли что-то, когда я закончу играть и стану взрослым (смеется).

— Ты много играл за сборную Финляндии на Евротурах и Чемпионатах мира, но Олимпийские игры пока проходят мимо тебя. В каком сезоне ты был ближе всего к попаданию в состав национальной команды на Зимние игры?

— Думаю, что в этом. Я был в списке запасных. Конечно, я не надеялся, что кто-то травмируется — это неправильно, но если бы это случилось, то думаю, я бы поехал в Сочи.

— В 2001 году тебя задрафтовал «Лос-Анджелес», но продолжать свою карьеру в Америке ты не стал...

— Я два раза ездил в тренировочный лагерь «Кингз», но в тот момент, когда мне предложили там контракт, я получил более выгодное предложение из Швеции. И я думаю, с моими габаритами у меня было не так много шансов пробиться в НХЛ в то время, а играть в фарм-клубе я не собирался.

— В этом сезоне предстоит менее значимый на фоне Олимпиады, но все равно крупный турнир — Чемпионат мира, думал об этом?

— Немного. Сборная Финляндии начинает тренировочный лагерь в апреле, и он длится пять недель. Это похоже на предсезонный сбор — тренировки, игры, и длится этот лагерь так долго из-за того, что у всех игроков сезон заканчивается в разное время, а к Чемпионату мира нужно подойти в форме. Может быть, я туда поеду. Хотя, с другой стороны, после семи месяцев вдали от детей... Посмотрим.

Матч-центр
Турнирная таблица
Дивизион |  Конференция
М Команда И О
1 Металлург Мг 60 124
2 Авангард 60 109
3 Ак Барс 60 109
4 Трактор 60 97
5 Барыс 60 90
6 Салават Юлаев 60 88
7 Адмирал 60 86
8 Куньлунь РС 60 83
9 Сибирь 60 83
10 Нефтехимик 60 80
11 Автомобилист 60 79
12 Амур 60 76
13 Югра 60 66
14 Лада 60 65
15 Металлург Нк 60 40
MasterCard РТК Eriell Haier