Новости
Андрей Таратухин: «Задача — побеждать!»
26 декабря
Андрей Таратухин: «Задача — побеждать!»

Интервью было опубликовано в «Хоккейном Новокузнецке» от 19 декабря 2016 года.

***

33-летний нападающий «Металлурга» — один из самых опытных игроков в составе новокузнечан текущего сезона. Таратухин, дважды побеждавший на молодежном чемпионате мира, когда Россия в финале оставляла не у дел Канаду, и являющийся участником Олимпийских игр 2006 года в Турине, перешел в нашу команду в конце октября. Андрей провел за «Металлург» 16 матчей, но сейчас центрфорвард является лучшим по проценту выигранных вбрасываний — практически 60 процентов, а по числу силовых приемов и среднему времени, проводимому на площадке, входит в пятерку лидеров среди нападающих.

— Андрей, матч с «Авангардом» для вас был принципиальным? Или омская команда является уже просто «одним из многих» соперников в КХЛ?

— Для меня матч с «Авангардом» стоит особняком конечно. Это мой родной клуб. В принципе, как и, наверное, «Салават Юлаев». В Уфе провел, можно сказать, самые «золотые годы» в карьере. Я являюсь воспитанником омской школы хоккея и играть против «Авангарда» — всегда приятно. Там у меня много друзей. У Омска — хорошая команда, постоянно идет в лидерах. Нам против них нужно было показать ту игру, которую демонстрировали в предыдущих матчах. В принципе это удалось, но немножко не повезло. Все-таки «Авангард» помастеровитей. Что и проявилось в серии буллитов.

— В хоккее ведь есть такая практика, когда некоторые хоккеисты перед определенным матчем, который для них является принципиальным, говорят в команде, что ставят на победу личные премиальные, создавая тем самым дополнительную мотивацию и себе, и всему клубу. Вы с Кириллом Семеновым случайно не прибегали к такому приему перед встречей с «Авангардом»?

— Такая практика есть. Действительно хоккеисты так создают дополнительный стимул. Бывает, что перед матчем кто-то из ребят в раздевалке на листе пишет свой игровой номер и указывает сумму, которую отдаст в общий фонд команды в случае победы. Обычно пишут ту сумму, которая и является премиальной выплатой в случае победы. Кирилл перед матчем с «Авангардом» указал на листе определенную сумму, а я решил это сделать уже после игры, если бы победили.

— Но в итоге счет в пользу Омска и «делить» оказалось нечего.

— Да. Раньше, кстати, когда писал сумму перед принципиальным матчем, получалось, что наша команда проигрывала. А вот когда отказался от такого подхода — победы пошли. И я, заходя в раздевалку после матча, просто отдавал причитающиеся с меня деньги в фонд команды. Но сейчас это не сработало.

— Вы за «Авангард» выступали в том числе в победный сезон 2003/04. Некоторым нынешним хоккеистам «Металлурга» тогда еще было всего 6-7 лет. Считаете ли вы лично для себя тот сезон чемпионским, с учетом того количества матчей, что провели за Омск?

— Нет, для себя я этот сезон чемпионским не считаю. В регулярном чемпионате сыграл всего 8 матчей. Потом получил травму и меня почти тут же поменяли в «Мечел». Было это в декабре. Приехал в Челябинск и сразу начал кататься. Поэтому здесь ситуация с чемпионством совершенно непохожая на то, что было потом в Уфе, где вместе с «Салаватом Юлаевым» дважды становились первыми.

— В том триумфальном сезоне за «Авангард» выступала знаменитая тройка нападения Сушинский — Прокопьев — Затонский.

— Эту омскую тройку сейчас, наверное, можно сравнить только с тройкой магнитогорского «Металлурга» Мозякин — Коварж — Зарипов. Она тогда была в полном порядке. Взаимопонимание у Сушинского, Затонского и Прокопьева такое, что отдавали точные передачи не глядя даже, просто зная, где сейчас находится партнер. Но омская тройка и долгое время наигрывалась вместе, все-таки раньше немножко по-другому было в хоккее в этом плане.

— Имеете в виду ныне существующую сумасшедшую ротацию состава клубов?

— Что и говорить, ротация составов сейчас идет постоянная. За исключением нескольких клубов, которые держат костяк. А в других командах все меняется, чехарда такая — может этой сыгранности и не хватает. Считаю, нужно время, чтобы притереться друг к другу. Тогда и будет понимание, где окажется твой партнер в той или иной игровой ситуации. И время на льду не будет теряться на принятие решений. Сейчас хоккей стал намного быстрей. Пока глаза поднимешь, подумаешь, примешь какое-то решение — секунды уходят, а когда ты играешь с человеком продолжительное время, то уже знаешь, что можно в определенной ситуации отыграть не глядя — и все происходит быстрей, комбинации проходят. Потому что есть элементарное взаимопонимание на площадке.

— Бывает, что когда сборная России вдруг неудачно выступает в каком-то матче, часто можно услышать следующее: ребята приехали из клубов уставшими, у команды было мало времени на подготовку, провели всего несколько тренировочных дней и не успели сыграться. Но при этом все эти факторы почему-то не мешают той же Канаде чуть ли не с листа выходить и выигрывать.

— Есть такое. Но просто в той же Канаде клубы НХЛ играют практически в один и тот же хоккей. У них тактика примерно одинаковая в любой команде. У канадцев, скажем так, все заточено под одно: центральный играет именно здесь, крайний — здесь. А у нас все-таки больше импровизации. И потому действительно нужно какое-то время, чтобы понять: кто, куда и зачем (улыбается). Но это, опять же, мое мнение.

— Из тех тренеров, с кем вы поработали в карьере, кого можно назвать главным мастером различных и многочисленных тактических схем?

— Именно по схемам и по тактике игры — Сергей Рафаэльевич Герсонский. Он тактик и стратег. У него в голове всегда был большой набор разных решений на всевозможные ситуации на льду.

— А кто был настоящим мотиватором? Таким, например, как прекрасно всем известный Милош Ржига?

— Когда я играл в молодежной сборной, два года подряд становились победителями чемпионата мира. В сезоне 2001/02 нас тренировал Владимир Анатольевич Плющев. Он чем-то похож на Ржигу именно подходом к мотивации. В сборной на том чемпионате было два тренера — Герсонский и Плющев. Сергей Рафаэльевич отвечал за тактику, все нам досконально объяснял, большинство-меньшинство и другие моменты; а именно завести ребят, настроить, дать заряд перед игрой — это Владимир Анатольевич. В Ярославле играл под руководством Владимира Владимировича Юрзинова-старшего. Так он умел найти подход вообще к каждому. Не то, чтобы персонально, но Владимир Владимирович мотивировал перед игрой всю команду, находя правильные слова. В то же время, когда это нужно, он и с каждым индивидуально беседовал, подсказывал — и это помогало.

— У некоторых тренеров в плане эмоций после игры в раздевалке могут летать и планшетки, и мусорные бачки.

— В «Авангарде» был финский тренер Петри Матикайнен. И вот мы — на собрании, Матикайнен берет бильярдный кий и бьет со всей силы об стол так, что щепки полетели в разные стороны! Кто на первых рядах сидел, инстинктивно даже закрываться руками стали. Вся команда от такого поступка просто офигела! Потом он взял и руками разорвал на себе майку, и мы увидели, что у него в районе живота маркером нарисовано сердце и написано «Авангард». После Матикайнен еще и такую речь толкнул!

— Что повлияло на такое импульсивное поведение тренера?

— Мы до этого не очень хорошо сыграли и Петри решил провести жесткое собрание. Были и крики, и маты, по всем прошелся. Не каждый день такое увидишь! После собрания команда была немного в шоке. Посмеялись, конечно, потом. Но это был прикольный и интересный поступок. Матикайнен в плане мотивации был жестким тренером, но в то же время он был хорошим человеком. У Петри все по делу происходило. Правда было такое разделение состава: 2 пятерки, которые играли в большинстве, и 2 пятерки чисто оборонительного плана. Играли по схеме и шаг влево, шаг вправо — вообще не приветствовался. Иначе можно было не попасть в состав на следующий матч или тут же на лавке получить за то, к примеру, что приехал в зону нападения как-то не так. Матикайнен не молчал, сразу все высказывал тебе.

— Вы поиграли и под руководством такого известного тренера как Владимир Крикунов, с фамилией которого у многих сразу первой ассоциацией является слово «баллоны». Причем играли вы под началом этого специалиста в сборной России, да к тому же на Олимпиаде 2006.

— Я бы не сказал, что в сборной были какие-то жесткие нагрузки. Потому что там игра на игре. Поэтому и «баллонов» не было как в клубе — это понятно. Баллоны там и не нужны были, в сборной — все через игру. Мне нравилось работать под руководством Владимира Васильевича. Он настоящий мужик. Говорит то, что думает. И все по делу опять же.

— Это зачастую может нравиться далеко не всем.

— Да, многим не нравится и не нравилось. Но Крикунов умел доносить до человека: либо ты играешь, либо из состава убираем — либо ты работаешь, либо нет. Владимир Васильевич никого не заставлял, все и так всё прекрасно понимали, для чего и зачем.

— На Олимпиаде в Турине вы в большей степени с кем в одном звене выходили на площадку?

— Сначала с Александром Королюком и Максимом Афиногеновым. Потом с Максимом Сушинским и Александром Харитоновым. Самым запоминающимся матчем стала победа над Канадой. Выиграли в четвертьфинале 2:0, а у меня в этот день как раз день рождения был.

— Явный шанс забросить шайбу на Олимпийских играх имели?

— Играли с Латвией, вышли 2 в 1 с Королюком и я вместо того, чтобы бросить, решил отдать ему передачу и шайба попала в клюшку. Саня потом мне все припоминал момент и говорил: «Зачем ты там мне пас стал отдавать? Надо было самому бросать и все, ты же почти по центру был». И вот я потом жалел, почему действительно сам не бросил? (смеется)

— У вас серьезный опыт побед над канадцами. Помимо Олимпиады, вместе с молодежной сборной России обыгрывали Канаду дважды в финалах чемпионата мира!

— Да, в финалах молодежного чемпионата мира побеждали Канаду 5:4 и 3:2. Во втором финале, в 2003 году, забил один из голов в ворота Марка-Андре Флери, которого признали лучшим голкипером турнира. В 2009 году он стал обладателем Кубка Стэнли с «Питтсбургом».

— Кто из хоккеистов сборной Канады вам особенно запомнился?

— Джейсон Спецца. Бросал он очень хорошо. И сильно. Неплохое катание. Не сказать, что он прям быстро бежал, но открывался здорово. Майкл Каммальери — тоже понравилось, как играл. Когда мы встречались с Канадой второй раз в финале, там все активно пиарили индейца Джордина Туту, но он просто бегал и бился, в плане хоккея ничем таким особо не запомнился. В принципе, команда у Канады была ровной. Так что те, кто мне запомнился — о них сказал. Остальные — все ровные — бьют, бегут, бросают.

— На этих чемпионатах мира одним из вратарей сборной России был Андрей Медведев.

— И он играл в двух финалах. В первом финале канадцы быстро повели 3:1 и его заменил Сергей Мыльников, мы в итоге победили 5:4. А на следующий год Медведев нас уже подтащил конечно. Андрей — большой голкипер и много места перекрывал в воротах. Плюс здорово занимал позицию. Раньше Медведев был в порядке.

— Он ведь в свое время в Суперлиге установил рекорд страны, дебютировав в чемпионате в составе московского «Спартака» в очень юном возрасте.

— Да, он первый матч сыграл в 15 лет. И сразу на ноль! Я помню эту игру. Потому что «Спартак» как раз встречался в Омске с «Авангардом», а я ходил на матч. Москвичи тогда выиграли 1:0. Очень был хороший вратарь, перспективный, но немножко ленивый.

— Профессиональную карьеру Медведев завершил уже в 22 года и как сообщается его вес на тот момент был не меньше 113 килограммов.

— Когда разговаривали с Сергеем Мыльниковым, который сейчас работает тренером в Москве, он сказал, что видел недавно Андрея в «Крыльях Советов». Вроде бы как у Медведева, со слов Сергея, все нормально, но чем он сейчас занимается — я не знаю. Андрей всегда был достаточно закрытый человек.

— На своем втором молодежном чемпионате мира вы играли в одной команде с Александром Овечкиным.

— Да. Саша уже тогда показал себя открытым парнем. Шутил, смеялся в раздевалке, но перед игрой всегда был серьезен. Хороший человек. Он тогда был еще «масочник». Молодежный чемпионат мира проходил среди игроков 1983 года рождения, а Овечкин — 1985. Но Александр на турнире 6 голов забил, два хет-трика сделал. Несмотря на разницу в возрасте, Овечкин показывал хороший уровень. Уже тогда Саша являлся мощным нападающим, с броском — в общем, на чемпионате в Канаде было все то же самое, что и сейчас есть у Овечкина, разве что немножко похуже (смеется).

— На клубном уровне большую часть карьеры вы провели в «Салавате Юлаеве». И поиграли с многими известными хоккеистами.

— Когда я приехал в Уфу, так получалось, что сначала у меня постоянно менялись сочетания. На второй год весь сезон мы уже отыграли в звене с Александром Радуловым. Конечно мне понравилось с ним играть (улыбается). Очень сильный хоккеист. Приятно играть с такими в одном звене. Помню, Саня перед матчем или в перерывах никогда не мотал свою клюшку сам. Обычно Радулов для этого отдавал клюшку кому-то из массажистов. Александр все время на игре такой заведенный был и если ему не так заматывали клюшку, обращался к другому массажисту, чтобы переделал. Вот так в «Салавате» за обмотку клюшки Радулова отвечали массажисты (улыбается).

— Вы ведь в «Салавате» поиграли вместе и с Сергеем Олеговичем Зиновьевым, генеральным директором «Металлурга».

— Когда Сергей Олегович перешел в «Салават» из «Ак Барса», поначалу держался немного особняком. Но постепенно влился в коллектив. Это, конечно, мастер. Я даже не знаю с кем Зиновьева можно сравнить — катание, руки, игровое мышление — таких хоккеистов немного. Это был настоящий центральный нападающий. Здорово играл.

— Выступал за Уфу и такой нападающий как Алексей Медведев, в свое время раскрывшийся именно в «Металлурге».

— Мы с ним в «Салавате» поиграли в одной тройке. Становились чемпионами. Но Алексей тоже уже закончил карьеру. Из-за проблем со спиной. Было несколько операций. Спина — это серьезно. Пришлось завершать. Насколько я слышал, он сейчас дома в Пензе.

— Перед тем, как вернуться в «Салават Юлаев» в 2007 году, чтобы провести в Уфе 5 сезонов подряд, вы уезжали в Северную Америку, где ранее были задрафтованы «Калгари». Но дебютировать в НХЛ все-таки не удалось.

— С «Калгари» подписал контракт на 2 года, но отыграл за океаном только 1 сезон. Провел его в АХЛ, в фарм-клубе, в «Омахе». Поиграл за команду вместе с защитником Марком Джиордано, который уже четвертый сезон является капитаном «Калгари» в НХЛ. Чемпионат я провел нормальный, набрал 60 очков, мне нравилось там играть. Был готов и второй сезон провести в Северной Америке. Но тренер ничего конкретного не говорил о перспективах, а тут выходит Уфа с предметным вариантом. Причем позвонил мой тренер по детям — Сергей Рафаэльевич Герсонский, он тогда в «Салавате» был помощником. Звонил он, звонил Сергей Михайлович Михалев. Посоветовались мы с женой и поехали в Уфу. Это решение приняли уже перед самым чемпионатом. Потому что до последнего я хотел оставаться на сезон в Канаде. Но в итоге оказался в «Салавате».

— Так может все-таки стоило поехать в Канаду ради шанса сыграть в НХЛ?

— Сожалений нет. В Уфе все сложилось здорово.

— С «Салаватом Юлаевым» вы сначала стали чемпионом под руководством Сергея Михалева, а затем завоевали Кубок Гагарина, когда уфимцев тренировал Вячеслав Быков.

— С Михалевым мы тогда «рвали» всех. Во второй раз стать чемпионами, скажем так, было посложней. Но опять же в финале «Атлант» обыграли со счетом 4:1. Сергей Михайлович команду особо не трогал — давал играть и на тренировках было много именно игровых упражнений. Михалев был не против, чтобы мы сами что-то наигрывали, решали по ходу матча как лучше сыграть. Да и Быков был такого же мнения, что во время матча хоккеисты между собой должны больше разговаривать. Вячеслав Аркадьевич не запрещал придумывать какие-то комбинации. Конечно, тренеры всегда давали основную тактику: раскаты, откаты, по какой схеме играем — 1-4, 1-3-1. На счет того, к примеру, как открываться в зоне соперника друг под друга, Вячеслав Быков очень много дал действенных советов, ведь Вячеслав Аркадьевич и сам поиграл на серьезном уровне. Кстати, у Быкова в «Салавате Юлаеве» вообще была такая практика, что неиграющий состав, например, 3 хоккеиста, выходил играть против 3 тренеров в одной зоне — вот такая тренировка вместо челночных бегов.

— Тяжело было играть против Быкова на тренировке?

— Да. Он играл так: отдал — открылся. Вячеслав Аркадьевич мог смотреть в одну сторону, а отдавать пас совсем в другую. Настоящий «игровик». Но это было классно и интересно посмотреть, как главный тренер сам мыслит в игре. И даже кое-что почерпнуть для себя из увиденного.

— Вы текущий сезон начинали в «Амуре». Но, видимо, все пошло не так, как хотелось. Раз уже на старте чемпионата покинули Хабаровск.

— На предсезонке вроде начинали неплохо. Играл в первом звене. Нас готовили под ведущие тройки нападения соперников. Все было хорошо, но стартовал чемпионат, проиграли первый матч 0:1 «Локомотиву», потом 2:3 московскому «Динамо», затем «Витязю» 1:3 — и все дома. У руководства пошла какая-то паника. Тренер нашей тройке доверял, но, видимо, руководство повлияло на ситуацию и всю нашу тройку убрали из команды.

— Еще до старта чемпионата в Хабаровске отказались от услуг опытного защитника Филиппа Метлюка, который сейчас поехал играть в чемпионате Беларуси.

— Из команды ушло или «ушли» сразу несколько серьезных игроков. Я так и не понял политику руководства «Амура». У них свое видение ситуации.

— Какие цели и задачи сейчас ставите в Новокузнецке?

— Цель у «Металлурга» — выигрывать каждый матч. Настраиваемся именно на каждую игру. Будем биться в каждом матче, чтобы болельщиков привлечь на трибуны. Когда команда проигрывает, болельщик не хочет ходить на матчи — это определение подойдет под любой город. Поэтому нам нужны победы. Задача — побеждать!

Матч-центр
Турнирная таблица
Дивизион |  Конференция
М Команда И О
1 Металлург Мг 60 124
2 Авангард 60 109
3 Ак Барс 60 109
4 Трактор 60 97
5 Барыс 60 90
6 Салават Юлаев 60 88
7 Адмирал 60 86
8 Куньлунь РС 60 83
9 Сибирь 60 83
10 Нефтехимик 60 80
11 Автомобилист 60 79
12 Амур 60 76
13 Югра 60 66
14 Лада 60 65
15 Металлург Нк 60 40
Согаз MasterCard РТК Eriell МегаФон Coca-Cola Haier
MasterCard РТК Eriell Haier