Новости
Раймон Жиру: «У нашей команды прибавилось уверенности»
8 декабря
Раймон Жиру: «У нашей команды прибавилось уверенности»

37-летний канадский защитник Раймон Жиру имеет за плечами значительный опыт выступления в России не только в КХЛ, но и в чемпионате суперлиги. Нынешний сезон в «Металлурге» — восьмой для него в российской карьере. Раймон рассказал о том, насколько близко удалось ему приобщиться к национальной культуре, вспомнил о самых ярких этапах своей хоккейной жизни и объяснил, что на самом деле является главным результатом, который приносят победы.

— Раймон, «Металлургу» наконец удалось прервать серию поражений и одержать первые выездные победы, да к тому же сделать это в гостях у московского «Динамо» и у «Ак Барса». За счет чего получилось выиграть у таких серьезных соперников?

— Начну с того, что любая победа на выезде — это очень позитивные эмоции. Сезон у нашей команды складывается непросто, и мы все это знаем, поэтому очень важно, что нам удалось обыграть таких соперников. Но еще более важно то, что нам удалось сплотиться, поверить в себя и показать хорошую игру. И мы знаем, что любой противник нам по зубам.

— Буквально за неделю до матча в Москве, «Металлург» принимал «Динамо» во Дворце спорта и не смог удержать победу даже притом, что имел преимущество в три шайбы. Чем отличались эти два матча?

— В гостях было сложнее, но нам удалось хорошо сыграть в обороне. Все отрабатывали в своей зоне, блокировали броски, Илья Сорокин совершил несколько отличных спасений. Мы играли командой, и играли друг за друга. Именно это и помогло нам одержать победу — все выложились на сто процентов.

— «Металлург» в этом сезоне дважды попадал в затяжные серии без побед, у тебя было уже подобное в карьере?

— Честно говоря, я первый раз нахожусь в такой ситуации, когда моя команда остается без побед на долгое время дважды в течение одного сезона. Даже если ты пытаешься не думать о том, сколько подряд матчей проиграно, обязательно кто-нибудь об этом напомнит. Но прошлое не изменить, поэтому лучше сфокусироваться на будущем. Мы готовимся к очередным играм и думаем только о них.

— Как ты считаешь, в такие непростые моменты стоит, к примеру, на один день полностью освободить свои мысли от хоккея?

— Да, это нужно. Выходной день лучше провести с семьей и не думать о работе. Хотя это удается не всегда. Начинаешь размышлять, почему сыграл так или иначе, почему ты допустил ошибку в каком-либо эпизоде, как сделать так, чтобы твое звено играло лучше и так далее. Но я надеюсь, что теперь команда соберется с мыслями о том, что мы одержали победы над серьезными соперниками и настроение у всех будет позитивнее, нежели раньше.

— До «Металлурга» ты провел в России семь сезонов, играл за «Ак Барс», СКА и «Трактор». А что ты ожидал от этого сезона, ведь, честно говоря, Новокузнецк уже давно не относится к фаворитам, а те команды, за которые ты выступал, почти всегда были на ведущих ролях?

— Почти всегда — это правильно, ведь мой первый сезон в Челябинске закончился для команды неудачно, «Трактор» не попал в плей-офф. А в остальные годы — да, мне улыбалась удача играть за сильные клубы. Перед тем, как ехать сюда, я уже знал, что задача для «Металлурга» — попадание в плей-офф. Мы неудачно провели первую половину сезона, и у меня, кстати, была похожая ситуация и в «Тракторе», когда мы проиграли несколько матчей подряд, но потом собрались и выдали победную серию. «Металлург» — молодая команда, и вместе со всеми ребятами я стараюсь играть лучше с каждым днем, и надеюсь, что на тех позитивных эмоциях, которыми мы зарядились после выездной серии, мы продолжим побеждать и поднимемся выше в турнирной таблице.

— Ты один из тех немногих иностранных игроков, которые, играя в России, еще и учат язык. Причем говоришь на русском ты довольно неплохо.

— Я бы не сказал, что говорю хорошо, если честно, то я понимаю больше, чем могу сказать. Целенаправленно учить язык я стал во втором или третьем сезоне в Казани, до этого знал лишь несколько слов, хотя и в этом не было такой уж необходимости — и тренеры, и игроки говорили по-английски. В Санкт-Петербурге я уже занимался с учителем, но, несмотря на это, было еще сложнее — тренер в команде был североамериканец, и, соответственно, говорили в большей степени тоже на английском языке. И то, что прошлый сезон я не играл в России, тоже подпортило мои знания, потому что практика при изучении иностранного языка нужна постоянная. Но, тем не менее, я могу поддержать беседу, хотя, конечно, мне легче говорить о хоккее, чем о чем-нибудь другом. Раньше я вообще читал газеты на русском языке — тоже, конечно, о хоккее, но это была хорошая практика.

Вообще мой родной язык — французский, но я не говорил на нем уже, наверное, лет 10-15, лишь немного в прошлом году в Швейцарии, поэтому я уже много забыл из него. Учил в школе итальянский, и в той же Швейцарии удалось кое-что вспомнить и на этом языке.

— Тебе в России приходилось от кого-нибудь слышать французский?

— Иногда да. И те фразы, которые я слышал, зачастую вводили меня в ступор (смеется).

— Есть еще один канадский хоккеист в КХЛ, который известен своими знаниями русского языка — Майкл Гарнетт, с которым ты провел один сезон в «Тракторе»...

— О, Гарнетт просто великолепен в этом плане — он прекрасно говорит по-русски! Но начал он это делать потому, что в свои первые два сезона в России у него практически не было никого, кто мог бы ему помочь в бытовом плане или в чем-то другом, где нужен язык, поэтому ему пришлось начать учить его самому. И сейчас он говорит определенно лучше меня.

— Вы с ним пытались разговаривать на русском между собой?

— Немного, могли перекинуться парой слов (улыбается).

— Вернемся к твоему первому сезону в России, когда в составе «Ак Барса» ты стал чемпионом страны. Такое продолжение карьеры, кроме как весьма удачным, не назовешь.

— Начну с того, что для меня все было новым, и я не знал, чего ожидать. Это был абсолютно новый опыт. Что касается «Ак Барса», то наша команда заиграла на полную мощь ближе к Новому году, и, наверное, с января и до самого конца плей-офф мы проиграли всего три или четыре матча. Конечно, стать чемпионом — это самое лучшее, что есть в хоккее. Самое лучшее и самое трудное. Но это было великолепно. Так что первый опыт оказался настолько позитивным, что я не сомневался, продолжать ли мне карьеру в России. Бывает наоборот, когда первый опыт оказывается неудачным, и возвращаться не хочется. Но у меня все складывалось великолепно. Моя жена приехала со мной в Казань на следующий сезон, так что нам обоим стало легче.

— Против кого в КХЛ тебе было сложнее всего играть?

— В этой лиге очень много хороших нападающих, и против каждого из них тяжело играть. Но я бы выделил Радулова. Уникальный игрок, у которого есть и скорость, и габариты, и сила, и хорошие руки. Мозякин и Зарипов в Магнитогорске — может быть, они не такие быстрые сами по себе, но взаимодействуют они очень хорошо. Достаточно оставить их без внимания на пару секунд — и им удается обострить атаку. И это здорово, что в Лиге играют такие сильные хоккеисты. Я думаю, на Олимпиаде в Сочи будет много игроков из КХЛ, в составе России, Финляндии, Чехии.

— По каким причинам состоялся твой переход в СКА после трех лет в Казани?

— Причин было немало. К примеру, мой хороший друг, голкипер Роберт Эш, с которым мы играли в Казани, тоже перешел в Санкт-Петербург. Я принимал решение не только учитывая то, что будет лучше для меня, а что будет лучше для нашей семьи. СКА еще не был фаворитом в КХЛ, но клуб к этому шел и готовился выйти на высокий уровень. Так что это был новый вызов для меня.

— Во время своего первого сезона в СКА тебе также довелось участвовать в Матче Звезд, которых проходил на Красной площади в сильнейший мороз...

— Участие в этом матче — одна из самых крутых вещей, которые я делал в своей жизни. Я до сих пор вспоминаю тот день, и, конечно же, первое воспоминание — «там было очень и очень холодно». Но какие могут быть минусы, если ты играешь в хоккей в Москве на фоне самого Кремля! Я буду помнить этот матч всю жизнь, и, думаю, лет через пятнадцать, сидя у себя дома в компании друзей, я смогу достать диск с записью и сказать им: «Эй, хотите увидеть кое-что действительно крутое?».

— В те два сезона, которые ты провел в СКА, Кубок Гагарина выигрывал «Ак Барс». Ты не жалел о своем переходе?

— Нет. Мы выиграли регулярный чемпионат во втором сезоне КХЛ. Но никто не ожидал, что мы не пройдем в плей-офф дальше первого раунда. Но у нашего соперника — рижского «Динамо» — великолепно играл вратарь. И во многом благодаря ему серия получилась короткой — всего четыре игры, три из которых мы проиграли. Так что я думал не о том, что я покинул «Ак Барс», который дважды стал чемпионом, а о том, что чемпионом стал не СКА. Хотя у нас было все для этого. Но плей-офф всегда непредсказуем, и часто случается и такое.

— Потом состоялся твой переход в «Трактор», и ты впервые в российской карьере остался со своей командой без плей-офф. А в следующем сезоне Челябинск дошел до финала восточной конференции...

— Многое изменилось в межсезонье. В команду пришли такие игроки, как Гарнетт, Булис, Контиола. И мы выиграли регулярный чемпионат. Нашей команде было по силам побороться за Кубок Гагарина, но в финале конференции мы проиграли «Авангарду», в воротах которого блестяще играл Карри Рамо. И я вновь оказался в такой ситуации, когда был уверен в своей команде, в своих силах, но в итоге все складывалось не в нашу пользу. И это было большое разочарование.

— А затем и «Трактор» не стал продлять с тобой контракт, и в итоге ты вообще пропустил целый сезон...

— У меня нет никаких обид на «Трактор», я понимаю, что это бизнес. Я получил травму в ходе плей-офф, и, может быть, это внесло определенную долю сомнений в решение руководителей других клубов, куда я мог бы поехать. К тому же, в НХЛ случился локаут, поэтому выбор игроков — в том числе и защитников — был огромный. У меня была пара вариантов, но в итоге клубы останавливали свой выбор на других кандидатах. Так что я пропустил сезон. И это было странное чувство. Я остался дома с семьей, тренировался с молодежной командой, поддерживал свою форму. Концовку сезона я провел в Швейцарии.

— Что помогло тебе вернуться в большой хоккей после столь продолжительной паузы? Наверное, во многом именно опыт?

— Да, я попал в непростую для себя ситуацию, но у меня действительно был хороший опыт — во-первых, я семь сезонов отыграл в России, во-вторых, я много раз приезжал в Новокузнецк и знал, что этот город из себя представляет. Я знал, чего ожидать, поэтому вернуться в КХЛ было довольно простым решением для меня.

— Новокузнецк — это уже четвертый российский город в твоей карьере. Но случается ли что-то, чему ты до сих пор удивляешься?

— Хороший вопрос. Конечно, я не видел всего в России, но я бы не сказал, что меня что-то действительно сильно удивляет. Я знаю, чего ожидать.

— А хоть раз ты был шокирован чем-нибудь?

— Нет. Честно, нет.

— А это правда, что в Челябинске ты сам ездил за рулем?

— И в Челябинске, и в Казани. Да, культура вождения в России... несколько отличается от западной. Многие ездят быстро и агрессивно. Поэтому когда ты за рулем, не стоит расслабляться ни на секунду. Но мне нравится ездить самому.

— После стольких лет, проведенных здесь, тебе было бы по силам написать книгу о России?

— Думаю, да. И, наверное, она вызвала бы интерес там, откуда я приехал. Хотя, с другой стороны, есть много вещей, которые должны остаться между мной и моей командой. Честно говоря, я совсем не публичный человек, не веду Твиттер, у меня нет страницы на Фейсбуке. Так что много вещей, которые произошли со мной здесь, останутся только в моих воспоминаниях.

— А лично для себя ты развеял много стереотипов относительно жизни в России?

— На самом деле не так много американцев знает что-то существенное об этой стране. И, кстати, про Канаду в США думают примерно то же, что и про Россию — что и там, и там очень холодно круглый год. Хотя это же не так.

— В начале сезона ты играл в паре с Егором Мартыновым, которому и сейчас удается быть одним из самых результативных игроков в команде. У вас было что-то вроде распределения — что ты больше страхуешь, а он чаще подключается к атаке?

— Наверное, так казалось со стороны. Егор — очень хороший защитник, он правильно выбирает позицию и читает игру — а это то, чему вряд ли можно научить, это или есть, или этого нет. У него хороший бросок, и пока у него есть моменты — он их использует. Но, кроме того, он хорошо справляется со своими главными обязанностями — игрой в обороне. Сейчас он играет в паре с Захаром Арзамасцевым, и я думаю, что у этих ребят больше будущее в КХЛ.

— Ты много общаешься с партнерами во время игры?

— Да, я разговариваю и в перерывах между сменами, и в раздевалке. И это облегчает взаимопонимание на льду.

— И, наверное, ты переводишь на собраниях для Мянтюля и МакЛина?

— Да, обычно перевожу прямо на собраниях, но иногда могу подойти к тренеру и уточнить какие-то детали, если я не уверен, что понял все правильно.

— А Герман Михайлович разговаривает на английском языке на скамейке?

— Да, если ему нужно поговорить с кем-нибудь из нас троих, так что он будет уверен, что не возникнет никаких недопониманий. Тем более что он знает английский язык очень хорошо.

— «Металлургу» предстоит очередная четырехматчевая домашняя серия и, надо полагать, команда выйдет на лед весьма воодушевленной после побед в Москве и в Казани...

— Я думаю, что у нас прибавилось уверенности. Одержать победу — это важно не только в том плане, что ты набираешь очки в турнирной таблице. Сильные команды выходят на каждый матч с уверенностью в том, что сегодня они победят. Мы знаем, что если каждый из нас выложится на сто процентов, то мы сможем обыграть любого соперника.

— И, заключительный вопрос — твои слова для болельщиков «Металлурга».

— Я хочу поблагодарить болельщиков за поддержку. За то, что они не отворачиваются от нас. Однажды в ресторане ко мне подошел мужчина, пожал руку и сказал, что несмотря ни на что, он будет поддерживать «Металлург». И это действительно сильно воодушевляет. Мы хотим выигрывать, прежде всего, не для себя, а для тех, кто приходит и переживает за нас.

Матч-центр
Турнирная таблица
Дивизион |  Конференция
М Команда И О
1 Металлург Мг 60 124
2 Авангард 60 109
3 Ак Барс 60 109
4 Трактор 60 97
5 Барыс 60 90
6 Салават Юлаев 60 88
7 Адмирал 60 86
8 Куньлунь РС 60 83
9 Сибирь 60 83
10 Нефтехимик 60 80
11 Автомобилист 60 79
12 Амур 60 76
13 Югра 60 66
14 Лада 60 65
15 Металлург Нк 60 40
MasterCard РТК Eriell Haier